Tags: А.Пахомов

emil

НЕДОСТАЮЩАЯ СТРОФА

Листаю книжку Аркадия Пахомова и вижу, что – да, она не просто библиографическая редкость, но и вообще – редкость: два раза в неё вписал недостающие строки сам автор! (он умер спустя 12 лет после выхода своей книжки). Второе стихотворение в книге:

Ушла в себя дорога, залегла
в пучки травы сухой, в шипучий гравий
и в корни, разорённые дотла
колёсами в изношенной оправе.

Ушла в себя дорога – в дальний путь,
ведомая неведомым порывом,
успевшая чуть выгнуться, свернуть
и набок лечь у самого обрыва.

А после выпрямиться, вытянуться в нить
и продолжаться гладко и покато,
не упуская вдруг над речкой взмыть
и обернуться мостиком горбатым.

Затем, чтоб тут же, в следующий миг,
расположиться на опушке леса
и под его развёрнутым навесом
забыться и не помнить дней своих.

А вот вписанная строфа; но так ли она нужна?.. Я не вижу в ней никакой необходимости…

Ушла в себя, осмыслив каждый сдвиг
и поворот найдя и пересилив, –
одна из множества живучих и кривых,
которые куда ни выводили.
emil

ПАХОМОВ

Вот как описывает Аркадия Пахомова в своих воспоминаниях «Бездумное былое» Сергей Гандлевский: он его увидел в пивном подвале в Столешниковом переулке: «забулдыга-бородач в расстёгнутой на груди рубахе, простецких штанах и сандалетах на босу ногу».
Пахомов, поэт, как-то остающийся в тени СМОГистов – Губанова, Алейникова, Кублановского!..
«Он умер … неполных 67 лет в беспросветном бытовом запустении, никого своей горькой долей не донимая. Я любил и ценил его. Мы тесно дружили десять лет, пока невозможность совмещать слишком лихую дружбу с бытом семьянина не понудила меня в явочном порядке свести её на нет. Удивительно не моё поведение – оно как раз элементарно;:инстинкт самосохранения не нуждается в объяснениях; удивительны Аркашины великодушие и гордое достоинство, с которыми он, видимо, раз за разом уходил с пути своих более способных к выживанию товарищей, избрав одинокую участь, сродни многолетнему свободному падению».
Книжка стихов Пахомова «…в такие времена», изданная в Москве в 1989 году – никак библиографическая редкость? Я её купил зимой прошлого года в магазине «Билингва», уже не существующем; как она туда попала?
А стихи… Некоторые мне кажутся недоработанными, некоторые – достаточно традиционными до неузнавания автора, а некоторые – очень даже пахомовские… Не знаю, какое стихотворение выбрать… Пусть будет «Керчь», в студенческие годы я дважды туда возил экскурсию…

Как это сплошное конкретное лето,
как карточный домик, игрушке под стать,
качается Керчь от жары и от света,
не в силах себя хоть чуть-чуть распознать.

Приятно в глухой первородной теплыни
любить углубленную в улицы тишь,
и удивляться настою полыни
в черепице оранжевых крыш.

В каменных двориках высмотрев сливы,
Можно спуститься без всяких хлопот
В пахнущий рыбой, вином и крапивой
Старый, всегда перегруженный порт.

Там гениальный и ветреный мастер
Расположил среди странных фигур
Плоские ящики, бочки и снасти,
Грузчиков сонных, когда перекур.

И когда ветер лениво-подробный,
Вдруг расширяя седой кругозор,
С шумом выходит туда, где свободно
Море колышет тяжёлый простор.