Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

emil

МАСКИ

Рассказывает поэт Ефим Бершин:
– Как-то в Париже мы с приятелем набрели на русский ресторанчик. Запомнился он тем, что стены ресторанчика были увешаны масками. Маски были на любой вкус. Заботливый хозяин, сверкая улыбкой, предлагал немедленно в кого-нибудь перевоплотиться. Например, в индейца Дакоты, в знаменитого киноактера или влиятельного политического деятеля. И многие перевоплощались. Брала оторопь. Потому что я уже понимал, что маска становится не только символом, но и сутью современного мира.
Мир больше не мир – маска мира.
Вместо реальной жизни мы получаем подмену, маски. Маску религий, маску демократии, маску патриотизма, маску страны. И даже маску Бога. Современный нацизм страшен еще и тем, что норовит напялить на себя маску человеколюбия, маску законности и демократии. И многие добрые, отзывчивые и даже интеллигентные люди по этой причине скажут потом, что ни о чем не догадывались, что совершенно не понимали происходящего. Иногда кажется, что человечество опять идет по пустыне. Но не туда, где из горящего куста явились на свет скрижали, а – в обратную сторону. Да и пустыня не та.
emil

ТРЕЗВЫЙ ПРОЕКТ

Увидел в «Донских епархиальных» ведомостях» (1914, № 14, 11 мая, страница 576):
«Из Нью-Йорка сообщают, что в конгресс (парламент) Соединённых Штатов Северной Америки внесён законопроект о полном воспрещении продажи и изготовления алкогольных напитков на территории Заатлантической республики. Согласно этому проекту, исключения не будет сделано ни для какого напитка, как бы ни было мало содержания алкоголя в нём. Юридическая комиссия палаты представителей (нижняя палата конгресса) одобрила законопроект».
Но ведь «сухой закон» действовал с 1920 по 1933 год. Значит, давно назревало...
emil

ТРИ МОМЕНТА ВРЕМЕНИ

Прочитал у Валериана Николаевича Муравьёва (1885 – 1932), философа и дипломата:
«Быть может, следует установить связь трёх моментов времени – прошлого, настоящего и будущего с тремя видами психических переживаний – познанием, ощущением, волей. Прошлое есть только познание, и познание есть только уразумение прошлого. Настоящее есть только ощущение, и ощущение живёт только в настоящем. Будущее есть только воля, и содержание воли есть только будущее».
Мне здесь безусловно нравятся слова «быть может» и «воля»; сомнительно слова «только». Разве нельзя ощущать прошлое и будущее? Иногда их ощущаешь острее, чем настоящее – которое тут же становится прошлым…
emil

ДРЕВНЯЯ КОНСТИТУЦИЯ

– Если бы у нас вовсе не было Конституции, – сказал поэт Ефим Бершин, – то никто бы и не спорил о поправках. Вот в Израиле до сих пор никакой конституции нет. Когда-то министр и депутат Кнессета от ШАС (израильской ультра-религиозной политической партии) Ицхак Хаим Перец высказал мнение, которое в течение тысячелетий было также мнением большинства евреев: «У народа Израиля есть конституция, которой уже 4000 лет. Такой конституцией является Тора». И власть не несет никакой ответственности за то, что было написано 4000 лет назад. В Пятикнижие поправки не внесешь. А недовольные могут напрямую обращаться к Моисею, Аарону или даже к Господу Богу.
emil

СОПРИКОСНОВЕНИЕ С ПОЛИТИКОЙ

Когда в 1978 году умерла Ольга Янчевецкая, югославское теле- и радиовещание прервало трансляцию на три минуты.
Она была женой Василия Яна (Янчевецкого), автора широко известных исторических романов. Он служил за границей; Янчевецкая, недолго пожив в Стамбуле, вернулась на родину: не смогла привыкнуть к чужбине. В Петербурге училась в частной оперной школе, работала в студии Театра музыкальной драмы; в 1920-е как певица выступала в Севастополе, оттуда же – эмигрировала в Сербию, будучи уверенной, что и муж последует за ней. Однако Ян принял решение остаться в советской России. Янчевецкая обосновалась в Загребе, где пела в ресторанах русские и цыганские песни и романсы, а после переехала в Белград.
Когда Янчевецкая была уже в поре глубокой старости, её навестил переводчик и публицист Лев Гинзбург; об этом он упомянул в романе-эссе «Разбилось лишь сердце моё…» Поредевшие крашеные волосы, роговые очки, красный халат, сигарета; слегка манерная. Большие серьги, бирюзовые кольца. Подошла к чайнику, отпила прямо из носика. И рассказала, как во время оккупации к ней пришли немцы и предложили петь.
«– Не могу, говорю, поймите, рада бы, да не могу. Я из-за бомбёжек голос потеряла. Но что за певица без голоса! А в ту пору весь Белград знал Ольгу Янчевецкую. Ого-го! Когда Янчевецкая, бывало, в «Казбеке» поёт, муха не пролетит, кельнеры не служат… Да и теперь любого спросите – все меня знают. Все! Я в политику не лезла, я актриса. Я в политику не вмешивалась, но когда вижу такое дело – против России война, я петь им не стала. А уж как меня упрашивали! Это был единственный случай, когда я в политику влезла. А так – нет. Уж увольте, пожалуйста…»
О судьбе этой женщины можно книгу писать. Но здесь – хотя бы несколько слов. Сегодня – 130 лет со дня рождения Ольги Петровны Янчевецкой.
https://www.youtube.com/watch?v=uqQKIzWksl0&fbclid=IwAR3eIV68qYvmcBqwcNIg_bjTH6VFrA4muYKsY_c_Fpv-2-OJt6aqJIBr8xU
emil

СОЛОНОВАТЫЕ ВИДЕНИЯ

Поэт Александр Беляков 23 октября написал на своей странице в Фейсбуке:
«Стихотворению исполнилось 5 лет. Соловьи стучат в окно всё сильней, солдаты стали тревожней, видения солоней. Донесения окончательно потеряли чувство меры, а политика болит нестерпимо. Адресат послания Эмиль Сокольский, слава Богу, жив и здоров!

* * *


Эмилю Сокольскому


в окно стучат седые соловьи

немного спят тревожные солдаты

среди своих и сами не свои


провален план спасения души

видения от слёз солоноваты

но донесенья в меру хороши


родная речь взрывается во рту

как заспанный фугас в помойной яме

отступнику молчать невмоготу


дневную тьму перечеркнул болид

и санитары свищут соловьями

когда вокруг политика болит


октябрь 2013»
.
emil

ПРОТИВ СХЕМ

Писал аннотацию к воспоминаниям Александра Бовина «ХХ век как жизнь».  Журналист, политолог, дипломат, человек аналитического мышления и с безупречным чувством юмора во «Введении» пишет:

«Ныне модно изображать советские времена сплошь в мрачных тонах. Страна тонет в тени ГУЛАГа. КГБ – это "наше всё". Безысходный, абсолютный тоталитаризм. Замятин, помноженный на Оруэлла. Но так не может быть и не бывает. И не было. Живая жизнь, которая бурлила, громыхала, вздыбливалась вокруг, была несравненно  сложнее, разнообразнее, многоцветнее, чем односторонние и убогие схемы многих нынешних идеологов».

Вот с такими людьми радостно общаться. А с теми, у кого «всё плохо» – едва возможно…

emil

СЕКРЕТ ГЕНИАЛЬНОСТИ

«Секрет гениальности в сохранении детства, детской конституции на всю жизнь. Это – та конституция, которая и даёт гению объективное восприятие мира» (Павел Флоренский).

Надо настроить себя в Новом году на то, чтобы иногда уметь смотреть на жизнь «детскими» глазами; точнее сказать: не терять способность удивляться миру. Каждый день – неповторим.

emil

ТОНКИЙ КОЗЫРЕВ

И о другом Козыреве – Семёне Павловиче, из подаренной мне издателем Евгением Степановым книги «Дипломаты вспоминают» (Москва, 2017). Глава не самая в книге интересная, но… по-своему любопытная. Два фрагмента.
«Дипломатическая карьера С.П. Козырева складывалась и пртекала в непростых условиях сталинской эпохи – периода жёстких правил, требований и дисциплины. Это, конечно же, не могло не наложить отпечатка на его человечески и профессиональные качества. . С.П. Козырев был широкообразованным, тонким человеком, обладал незаурядной эрудицией, выдержкой, солидным опытом…»
Это из официальной части главы. Дальше более «человеческие» воспоминания; слово даётся чрезвычайному и полномочному послу в отставке А.Л. Адамишину. И вот после «широкообразованности», «тонкости» Козырева – как-то обидно немного читать такое:
«Семён Павлович был человеком, заряжённым исключительно на работу. Его фактически ничего кроме этого не интересовало.
Бывало, я начинал его упрашивать: “Семён Павлович, давайте съездим куда-то, музей какой-нибудь посмотрим”. А он на это мне возражал, что это было бы в ущерб рабочему времени.
Меня по молодости лет это в нём даже несколько раздражало. Тем более, что это выливалось в постоянную эксплуатацию. Скажем, был такой ритуал читки прессы в посольстве. Каждый дипломат докладывал обзор материалов по своему профилю, чтобы держать посла в курсе всех дел. Но ему этого было мало. Он до начала оперативки требовал, чтобы я ему отдельно делал обзор газеты “Унита“ от корки до корки. А поскольку он хотел при этом заботиться ещё и о собственной физической форме, это происходило во время его моциона по террасе резиденции (она была в посольстве). И так я за ним семенил с “Унитой“ в руках, которую с тех пор возненавидел».
«Фактически ничего кроме работы не интересовало…» И с таким человеком совершать поездки по миру?!.