Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

emil

ДОМ БУРСАКА

О «барокко и классицизме» в Екатеринодаре. Как я уже написал, облик города он стал обретать только в конце XIX века, когда классицизм давно ушёл в прошлое – что уж говорить о барокко. Деревянные и плетёные постройки – вот что было в Екатеринодаре в эпоху классицизма. И всё же один образцовый дом того времени сохранился: с четырёхколонным портиком, с фамильным гербом на фронтоне. Я так понял, что о нём знают лишь ревнители истории Кубани; когда я спросил в краеведческом музее, в какое время открыт дом Бурсака, они даже не поняли, о чём я. «Ну, самый старый дом в городе; там сейчас Общество охраны памятников. Я слышал, что есть и музейный уголок, только вот сколько ни проходил мимо – ворота закрыты, на двери замок». – «По крайней мере, к нашему объединению это отношения не имеет, – ответили музейщики, – если там какой музей и есть, то – самостоятельный».
Хозяин дома Федор Яковлевич Бурсак участвовал в походах князя Потёмкина в Крым, в штурме Очакова, Измаила; Суворов его отметил золотым знаком. После упразднения Запорожской Сечи Бурсак получил звание атамана Черноморского войска, он основал первую школу на Кубани (впоследствии военное училище), первую библиотеку, наладил добрые отношения с соседями-горцами. А в 1816-м году генерал-майором ушёл в отставку.
Я, конечно, посмотрел, что пишут об этом доме «экскурсоводы» в Сети. Вот буквально: «Здесь, при жизни Бурсака, гостили генералы Раевский и Ермолов, великие писатели-поэты – Лермонтов и Пушкин, а также известные декабристы». Я не знаю, как это комментировать. Да, Пушкин проезжал в августе 1820 года через Екатеринодар: там ведь проходил Ставропольский шлях (нынешняя улица Красная); но где факты, что он сделал остановку? Затем – Лермонтов: как он мог навестить Фёдора Яковлевича, если Бурсак умер в 1827 году, а Лермонтов в свои неполные 23 оказался в Екатеринодаре только 10 лет спустя: переночевал да поменял лошадей. Возможно, те же неувязки и с декабристами – но исследовать всё это нет у меня желания.
А дом Бурсака, конечно, со временем перестроили под дерево: турлук (то есть камыш, обмазанный глиной) – материал недолговечный.

Фото удалено командой Живого Журнала

emil

РАСЧЕЛОВЕЧЕННЫЕ СТИХИ

Зашёл как-то в московский «Фаланстер» и увидел книги одного уважаемого издательства: стихотворные сборники подающих надежды поэтов. Думал купить, открываю – а все стихи без знаков препинания. То есть предлагаемая нам издательством молодёжь уже сразу с этого начинает, она уже заранее заложила в себе такую «передовую» программу: так надо, так сегодня пишут, так актуально.
Читаю сейчас «Разговоры у костра» – беседы с поэтом Юрием Казариным, который во взгляде на поэзию абсолютно родственен мне, и вот – по этому поводу:
«Меня сегодня стали удивлять люди, которые пишут вообще без знаков. У меня есть несколько стихотворений без знаков, но это так должно было быть. То есть это я не сам придумал: "А сделаю-ка я стихотворение без знаков препинания сегодня и попаду, так сказать, в когорту новых веяний постмодернистов. Нет. Например, второе стихотворение, посвящённое Елене, оно без знаков, потому что оно... выдохнуто. Там нет никакой интонации, потому что ты умер <... > На самом деле, мы умираем ведь, когда хотим кого-то забыть. Забывая их, мы умираем для них, это точно <... >
Знаки препинания очень важны. Я иногда не совсем понимаю людей, которые вообще не употребляют знаков препинания. Значит, это люди, которым наплевать, прежде всего, на просодию, во-вторых, плевать на интонацию (а интонация – это важнейшая часть любого человеческого текста: как ты скажешь "я тебя люблю?") Ты не ставишь запятые, таким образом доверяешь читателю, что ли? Ты доверяешь самое сокровенное. Чего ты себя лишаешь? Ты лишаешь себя интонации - вот и всё, до свидания. И все эти верлибры, которые пишутся сейчас километрами. И шлют и в "Урал", и в "Волгу", и в "Звезду"... Будьте уверены, что это абсолютно деантропологизированные стихи, это расчеловеченные стихи. <... >
Такое происходит расчеловечивание: то есть меня уже нет, тогда и стихотворения не будет никогда. Тогда зачем стихи вообще подписывать? Не надо их подписывать. Если вы пишете стихи своей личности, значит, лишаете стихи и своего имени»..
emil

В ЧЕТВЁРТОМ ИЗМЕРЕНЬЕ

Поэт Владимир Мощенко разместил в Фейсбуке такой пост:
«Посоветовали откликнуться на шагаловскую годовщину. Мне писать о великом художнике почётно, но нет смысла: не специалист по этой части. Просто с молодости поклоняюсь миру Шагала. А работая в журнале "Еврейская улица" (возглавлял его русскую часть), познакомился с дочерью и ангелом-хранителем М.З. – Идой (её воспоминания мы напечатали в нескольких номерах). И я решил ограничиться повтором стихов.

О ШАГАЛЕ И ЛЮБВИ

Эмилю Сокольскому

В четвёртом измерении живу.
Оно меня не часто отвергало.
Вот и брожу – не тенью – наяву
По Витебску и вымыслам Шагала.

А ты меня на слове не лови:
Не вымыслы, а запредельность это.
Ты разве не хотел такой любви –
И женщины, когда она раздета?

Когда она в тебе и вся вовне,
Свободна – и поэтому преступна.
Она в полёте. Или на коне.
Доступна. Потому и недоступна.

Таков закон. Она тут ни при чём.
Кисть такова. И ей не быть иною.
Ты согласись – и станешь скрипачом,
Чтоб женщина была твоей струною.

И всё понятно даже для слепых.
Взгляд гения. Шагаловское зренье.
Нет линий бесконечных и прямых.
И снова я в четвёртом измеренье».

emil

ПРИРОСТ НА КНИЖНОЙ ПОЛКЕ

Открыл для себя интересного датского поэта Сёрена Ульрика Томсена и прозу, на которую отважилась Таня Скарынкина, глубже познакомился с поэзией тех, кого знаю давно: это Вадим Месяц, Тамара Жирмунская и Юрий Ряшенцев.
«Я, конечно, сразу прочитал Вашу рецензию на "Емелино озеро", – написал мне Юрий Ряшенцев. – Я, по правде сказать, лицо заинтересованное, но, по мне, так всё по делу, все с лирическим напором, которого мне так недостаёт в нашей поэтической критике (если она вообще существует). Так что - спасибо Вам за понимание и добрые слова. Я по-прежнему лелею надежду на то, что соблазню моего издателя на предисловие, которое, мне хотелось бы, чтобы написали Вы».
https://magazines.gorky.media/ra/2021/4/prochitannye-knigi-148.html?fbclid=IwAR3UIISEH_88s-Dz8IrvvTj55jvALyOU_fcFXUUwufJ45f1aThW4Ewevg14
emil

ОБНОВЛЕНИЕ

23 июня на своей странbце в Фейсбуке Евгений Степанов оставил такую запись:
Вчера на своей странице в Фейсбуке Евгений Степанов оставил такую запись:
«ЖУРНАЛ ПОЭЗИИ «ДЕТИ РА» ОБНОВЛЯЕТ КАДРЫ
Известный литературовед и прозаик Эмиль Сокольский назначен в июне 2021 года на должность заместителя главного редактора журнала поэзии «Дети Ра» и будет курировать отделы публицистики и литературной критики.
Поздравляем!
Пресс-служба журнала поэзии "Дети Ра"».
Полная для меня неожиданность! Это, конечно, объясняется тем, что за долгие годы я не разу не подвёл главного редактора Евгения Степанова. А жизнь журнала будет идти так, как шла, просто теперь с моим именем.
emil

ДУША ПОД ЖЕМЧУЖИНОЙ

Александр Мелихов:
«Работая с людьми, пытавшимися покончить с собой, я далеко не сразу понял, что попытки преуменьшить их несчастье, не только не утешают, но лишь оскорбляют страдальцев.
Когда человек потерял шапку, ему можно сказать: не беда, она была старая, немодная, тебе не к лицу… Но если он потерял мать или жену, можем мы сказать: она была старая, немодная, тебе не к лицу?
Несчастье нужно укрупнять, но изображать его красивым. Убивает не просто несчастье, но некрасивое несчастье, сочетание несчастья с унижением. Если освободить горе от его унизительной составляющей, перенести его вдесятеро легче. Поэтому человек, обладающий высокой художественной культурой, лучше защищён от горестей, забот и треволненья. Да, он как правило более раним. Но он обладает гораздо лучшим умением заживлять собственные раны, быть самому себе Шекспиром.
Роль красоты в жизни людей огромна, только они этого не сознают. Я вообще считаю, что красота это жемчужина, которой душа укрывает раненое место».
Замечательная мысль! (с оговоркой – если речь не идёт о банальной причине – психических болезнях). Вся грусть в том, что она – не более как констатация; поскольку много таких несчастных или попросту недовольных, которые и не хотят быть счастливыми и довольными, а если благо и упадёт им на голову. даром - они всё равно всё испортят.
emil

РЕПУТАЦИЯ

Из книги Виталия Кальпиди о поэзии «Густое» (Екатеринбург, «Кабинетный учёный», 2021):
«…Если, занимаясь творчеством, ты думаешь о своей репутации, то ты занимаешься репутацией, а не творчеством. Репутация для художника – этот как кожа для змеи. От неё надо периодически с удовольствием избавляться».
«Поэзия может создать только поэта, всё остальное поэт должен создавать сам, включая и поэзию. Нынешние стихотворцы превратились в сытых котов, спекулирующих на якобы достигнутой мудрости и своей якобы драматической судьбе. При этом они очень зависят от статуса своей репутации среди коллег».
Согласен!
emil

ДРУГ И ВРАГ

Из дневника Александра Никитенко, историка литературы:
«Авр. С. Норов рассказал мне следующий анекдот о Пушкине. Норов встретился с ним за год или за полтора до его женитьбы. Пушкин очень любезно с ним поздоровался и обнял его. При этом был приятель Пушкина Туманский. Он сказал поэту: "Знаешь ли, Александр Сергеевич, кого ты обнимаешь? Ведь это твой противник. В бытность свою в Одессе он при мне сжёг твою рукописную поэму". Дело в том, что Туманский дал Норову прочесть в рукописи известную непристойную поэму Пушкина. В комнате тогда топился камин, и Норов, по прочтении пьесы, тут же бросил ее в огонь. "Нет, – сказал Пушкин, – я этого не знал, а узнав теперь, вижу, что Авраам Сергеич не противник мне, а друг, а вот ты, восхищавшийся такою гадостью, настоящий мой враг"».
Упомянутый Василий Иванович Туманский был поэтом во времена Пушкина очень популярным (это намёк на то, что прижизненная популярность часто кончается после смерти его автора; впрочем, и сам Пушкин говорил: «стихи не есть еще поэзия»), и вовсе не врагом: он восхищался Пушкиным, благодаря Туманскому Пушкин стал автором «Полярной звезды».
И всё же одно стихотворение Туманского (правда, в сильно переработанном виде) я сейчас вспомню; оно посвящено Александре Осиповне Смирновой-Россет (которая вдохновляла на стихи и Пушкина, и Лермонтова, и Жуковского, и Вяземского и других поэтов); первоначальную музыкальную обработку мелодии сделал Фёдор Садовский, сочинявший на рубеже XIX – XX веков. Один из исполнительских вариантов – пластинка с голосом ленинградской певицы Кэто Джапаридзе, за роялем - Михаил Брусиловский, 1938.

emil

РИФЫ

В ответ на мой отзыв о его книге (в «Книжной полке», которую я недавно выставлял), Евгений Морозов написал умнейшую вещь:
«Я давно подозревал, что в поэте существует автор “сложный” и автор “ясный”, но для меня применение этих слов ценно тем, что оно, образно говоря, обозначает два рифа, между которыми и можно держать путь, дабы не разбиться о них вдребезги».