Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

emil

ГУЛЯЮТ ТАМ ЖИВОТНЫЕ...

Ну зачем нам два Зеленогорска? – продолжал я думать, направляясь от финской кирхи далее по улице Ленина. – Ладно в Красноярском крае: выстроили совершенно новый город, но здесь-то! – сколько веков был «Териоки», да и название какое: сразу представляются запутанные лесные тропинки, извилистая береговая полоса, «следы невиданных зверей»…Какая глухота! Абсолютное отсутствие музыкального слуха и чувства исторической памяти!
Произнеся суровый приговор переименовальщикам, я вдруг увидел среди верхушек сосен и елей белый, нацеленный высоко в небо многогранник с куполом: о, это уже дух православия, русская церковь!
Заказчик явно был заражён гигантоманией, но петербургский архитектор Николай Никонов создал это сложное строение в древнемосковском духе будто на одном дыхании; слепив церковь из нескольких объёмов, испещрённых каменной резьбой. Я всё медлил подойти, осматривая этот грандиозный памятник издалека, чтобы по приближении
не задирать поминутно голову. Церковь, видимо, и рассчитана была на сторонний обзор. А ведь этой церкви могло здесь не быть! После революции она пережила ураган; после советско-финской войны её колокольню (одновременно с колокольней кирхи) разрушили, в здании устроили склад, который жил тут до конца 1980-х.
В 1970 году церковь Казанской Иконы Божией Матери порешили снести, но вмешалась роль личности в истории! Архитектор города Геннадий Булдаков (он занимался и планировкой всего Курортного района области) убедил власти: земля эта – издавна русская, и разрушение церкви будет политически неверным шагом. Конечно, возразить на это было нечего.
К 1990 году церковь запланировали отреставрировать для Музея истории Карельского перешейка; но за год до этого здание всё-таки передали православной общине.
Церковь стоит на уступе небольшой возвышенности, у схода к обширной береговой полосе, где сейчас проходит Приморское шоссе, а за ним расстилается Приморский парк. Обширный церковный двор, засаженный декоративными растениями, напоминает карликовое детское государство, населённое скульптурами животных, словно созданное по мотивам гребенщиковской песни о Городе золотом. Или в соответствии с волшебным названием «Териоки».



Collapse )
emil

ГРУСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ

Старейший журналист Николай Андреев написал несколько слов о Сахарове, образ академика у меня померк, но может, это просто мгновенная реакция?...
«Андрей Дмитриевич Сахаров почему-то не любил кошек. Ни в первой семье у них не было кошек, ни во второй – с Боннэр – не было кошек. Это одна из загадок его натуры. Когда Андрей Дмитриевич был в ссылке в Горьком, его определили жить в квартиру на первом этаже. И через лоджию иногда в квартиру проникали кошки – их же тянет к хорошему человеку. Андрей Дмитриевич выгонял их, а они снова ломились внутрь. Однажды забралась белая беременная кошка. Андрей Дмитриевич пишет в дневнике: "Выгонять её очень трудно. Она очень агрессивна, шипит, прижав уши. От палки, даже сильных ударов, только переходит в другое место". Жалко кошку – зачем же её палкой? Да сильными ударами? Я долго думал: вставлять этот эпизод в роман об Андрее Дмитриевиче или нет? Всё же не красит эта палка его светлый образ.
И долго колебался, вставлять ли в книгу эпизод, как Андрей Дмитриевич бил свою первую жену? Бил на глазах дочерей – Любы и Тани. Не из-за этого ли у него с ними сложились тягостные, почти враждебные отношения?
После долгих мучительный раздумий всё оставил оба эпизода в книге».
Я, наверное, не оставил бы, или написал об этом в форме намёков. По-моему, правду иногда нужно дозировать.
emil

ПОГАСШАЯ КАРТИНКА

Из записок Николая Голованова:
«Что такое искусство? Мне рассказывали, как Матисс вылепил фигурку разъярённого слона, в бешенстве поднявшего хобот и клыки. Яркая и очаровательная сила искусства, всех убедившая. Тогда филистеры-критики заявили, что это, мол, неправдоподобно, так как хобот слон в ярости поднять может, а клыки всё равно будут смотреть вниз. Когда художник переделал, искусство мгновенно погасло – был рассерженный слон, каких много, но никого искусство не поразило».
Об этой работе Матисса я, правда, ничего не знаю...
emil

ИНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Городок Пустошка показался бы мне ничтожным, если б не озеро. К нему спускалась длинная грунтовая улица, и здесь я оказался в уютнейшем садово-огородном мире с неброскими деревянными домиками, будто испокон веков обжившими это место. И поймал себя на странном желании немного здесь пожить,– именно здесь, в ином измерении, чуждом всяческой суете. На крыльце одного из домов символом дозорной службы царственно восседала собака, не утрудившая себя даже повернуть голову в мою сторону. Пустошкинскому озеру (его народное название – Звяги) было очень просторно и спокойно среди низких, едва охваченных деревцами берегов; оно улавливало даже еле заметные тучки, которые постепенно растворялись в голубовато-сером небе.
Возвращался – собака сидела в той же целеустремлённой позе, и то, что она видела вдали, было ей намного интересней моей персоны. «Собака!» – строго призвал я животное к проявлению внимания. Но она, презрев моё обращение, продолжала сохранять невозмутимую неподвижность.
Да, точно: здесь иное измерение, полнейший покой, и даже собака бестрепетна.
Вот и всё два часа, проведённые в Пустошке. То, что мыслилось заранее как нежелательная задержка на пути из Себежа в Великие Луки, обернулось впечатлениями какой-то особой, приятной окраски.

emil

ЛЮБОВЬ И ДЕПРЕССИЯ

Удивительную историю рассказал поэт Евгений Степанов.
«Был в гостях у друзей (семейная пара художников, живущая на Маросейке).
Они в основном рассказывали про своего кота (тот задумчиво и печально лежал рядом на диване).
Кот был привезён несколько лет назад из Нью-Йорка, потом жил в Москве. И тут его взяли на выходные на дачу. Он там потерялся, полдня бродил в лесу.
Потом нашёлся. Но заболел. Перестал есть… Мои художники отнесли его в лучшую ветеринарную клинику. Там ему сделали рентген, обследовали как знатную персону. Диагноз: стресс, депрессия.
И вот кот лежит на диване, в глазах у него грусть и кризис среднего возраста.
— А самое удивительное, — рассказывают мои друзья, — кошки теперь когда его видят, только шипят. А раньше любили...»
Бог с ним, с котом. Главный вывод: война любым депрессиям! Не только для своего блага, но и для блага окружающих! Всей окружающей атмосфере!
emil

ПЛАНЫ ИЗМЕНИЛИСЬ

Планы были совсем другие. Но как интересно получилось. Я поменял свой «выездной» аппарат, – именно там хранились московские, питерские и прочие номера телефонов; вставил туда симку. А когда приехал в столицу, обнаружил, что многих номеров – нет. Дело в том, что когда я вписывал номер и нажимал «сохранить», на экране выскакивал вопрос: в телефоне или на сим-карте? Вот многие и сохранились на оставленном дома аппарате. Так что я почти никому и не звонил и, соответственно, почти ни с кем не встречался.
Но это не главное в резком изменении планов. В Петербурге у меня появилась уникальная возможность пожить в пустой квартире почти в центре города, недалеко от Стрелки Васильевского острова: художник Маргарита Колобова уехала с семьёй на море, а дома остался кот Ринго.
Далее за меня всё расскажет стихотворение Светланы Ос:

Попадая ложкою мимо рта,
Уронив съестное стола за край,
Что давно пора покормить кота,
Уясни внезапно и осознай.

Всякий раз, латая в бюджете брешь,
Не скупись на вискасы, мон ами.
Это значит: досыта сам не ешь,
Но кота как следует покорми.

А когда ночами в твою кровать
Наконец спускается темнота,
Не надейся, это – не время спать,
Потому что – время кормить кота.

Покорми его, вот сейчас, вот здесь,
Даже если вдруг белый свет не мил,
Даже если кот не захочет есть,
Излови беднягу и покорми.

И всерьёз задумайся вот о чём:
Если (как ни странно) ни здесь, ни там
Ничего тебе не пора ещё...
То уже пора покормить кота!

emil

ПОМОЩНИК ВАГНЕРА

И второй, переписанный из книги Эма Велька, фрагмент:
«Рихард Вагнер совершенно не мог обходиться без животных, держал он по преимуществу собак. Первой из них был музыкальный пудель, сопровождавший юного капельмейстера Варнера в Магдебурге — это было в 1834 году — даже в театр, где у песика было свое место в оркестре, которое ему, правда, пришлось оставить, когда он взял за привычку громким воем протестовать против нечистых тонов виолончели.
…Следующий (третий) пёсик Вагнера, маленький Пепс, …был помощником маэстро. Вагнер с полной серьёзностью утверждал это во многих своих письмах; ведь только с вовлечением животного в свой творческий процесс художник вступает в круг великих людей. С той лишь разницей, что другим великим людям довольно было присутствия любимого животного, Вагнер же приписывал ему прямое участие в творчестве. По словам Вагнера, Пепс часто ему помогал. Уже при сочинении “Тангейзера” пес был противником слишком бурного, экстатического выражения чувств, сразу начинал выть и тем принуждал хозяина еще раз просмотреть весь кусок, за чем обычно следовала более умеренная его редакция».
emil

ЛИЧНЫЕ ЖИВОТНЫЕ

У нас дома была книга современного немецкого писателя, потом она куда-то задевалась. Проза не вызвала у меня интереса, но вот были там интересные страницы – эссеистика, зарисовки… ну что-то вроде этого. Я сделал выписку, но по неразумности не поставил ссылку на автора. Мне было лет 16 – 17, я думал, наверное, что главное – содержание, и всё, хватит. И всё мучился: как теперь узнать, кто же был автор? И не байки ли это?
Теперь узнал: автор – немецкий журналист, писатель Эм Вельк (1884 – 1966).
Видимо, всё, что он писал – правда, ведь это нельзя придумать, рассказывая о замечательных людях.
«Рабочая комната Жан-Поля кишела животными. Кроме птиц писатель держал у себя мышей и лягушек, а в картонной коробке, накрытой стеклом, у него жил даже паук, с которым он разговаривал и который привык к нему. А в сумерках писатель рассказывал детям сказки».
«Одним из самых больших кошатников был лорд Нельсон. С того дня, как он впервые стал командовать кораблём, он держал на борту, кроме общей корабельной кошки, ещё одну – лично для себя. У него в доме, где, впрочем, подолгу он никогда не жил, потому что почти всё время находился в море, было полным-полно кошек, к великой досаде его жены».
emil

ТРИ КОШКИ

Мы удивляемся, прочему не понимаем некоторых людей, словно забываем, что все – разные, психика у нас – разная. Что там люди – даже кошки разные!
Одна – усядется рядом, а то и ласкаться начнёт. Другая – вроде и посмотрит выжидающе, а достанешь, например, колбаску, – отбежит метров на пять, да и останется сидеть, глядя тревожно: не бомбу ли ей подложили. Или вирусную инфекцию.
А то вот случай: пробирается, – под овражком, в травах, Замерла. И стала требовательно мяукать, да так противно! Сидит и верещит: мяяяяу! мяяяу!
Иди сюда! Поближе! Вот тебе – колбаски кусочек!
Нет, не двигается. Ну и сиди там, мяукай.
И люди ведь есть такие. Всё жалуются на что-то и жалуются. Вместо того чтобы хоть как-то постараться изменить свою жизнь. Или уж примириться с такой, какая есть.

Правильная кошка в станице Старочеркасской:
emil

БЕСШУМНЕЕ БАБОЧЕК

Есть всем известное выражение: «как слон в посудной лавке». Но вот что я прочитал у поэта и прозаика Сергея Соловьёва, многолетнего путешественника по горячо любимой им Индии (книга «Человек и другое: Книга странствий», Москва – Санкт-Петербург, 2019):
«Любой индус скажет: нет ничего опасней встречи со слоном. Особенно одиноким, в период гона, когда у него взгляд заволочен от слёз, и весь он на нерве. Или встреча со стадом, где самки с детёнышами. В отличие от столкновений с другими животными, вариантов спастись, если слон начинает тебя преследовать, – нет. И ещё – о расхожих ошибках, типа "гремит как слон в посудной лавке". Они движутся в густых зарослях бесшумней бабочки и могут стоять в нескольких шагах от тебя в этих зарослях – незамеченные. Атака молниеносна: 60 км в час – с места. И втаптывают. Или берут хоботом, придавливают ногой к земле и рвут как ветку».
Выходит, придумавшие эту поговорку не имели представления о джунглях!