Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

emil

ОБНОВЛЕНИЕ

23 июня на своей странbце в Фейсбуке Евгений Степанов оставил такую запись:
Вчера на своей странице в Фейсбуке Евгений Степанов оставил такую запись:
«ЖУРНАЛ ПОЭЗИИ «ДЕТИ РА» ОБНОВЛЯЕТ КАДРЫ
Известный литературовед и прозаик Эмиль Сокольский назначен в июне 2021 года на должность заместителя главного редактора журнала поэзии «Дети Ра» и будет курировать отделы публицистики и литературной критики.
Поздравляем!
Пресс-служба журнала поэзии "Дети Ра"».
Полная для меня неожиданность! Это, конечно, объясняется тем, что за долгие годы я не разу не подвёл главного редактора Евгения Степанова. А жизнь журнала будет идти так, как шла, просто теперь с моим именем.
emil

БОЛОТО В ПРОШЛОМ

29 апреля солнце в Москве проглянуло совсем ненадолго, и мой автобус на Новомосковск Тульской области отправился – за окном установилось какое-то световое уныние; вскоре – как выехали за город – припустил дождь ; но он оказался недолгим. Ехать предстояло более трёх часов, и я даже на несколько минут забылся сном (все ж с ночного автобуса «Ростов – Москва»!) И вот Новомосковск, в котором я не был двадцать пять лет! Разумеется, эту улицу Мира, по которой мы проехали к автостанции, я не помнил, поскольку дома, что выстраивались только по одну сторону, были типовыми для конца 60-х – начала 70-х. Там я быстро нашёл хостел (гостиничку эконом-класса) и, быстро приведя себя в порядок, пошёл в Детский парк.
Каким образом исток Дона оказался в этом парке – или наоборот: парк оказался у истока? В этом тонком вопросе я разобрался позже.
Парк, как 25 лет назад, я нашёл быстро: он сразу заявил о себе могучими деревьями. Оживлённо гуляли дети и взрослые; мелькал за тесно насаженными берёзами и лиственницами поезд детской железной дороги, звучала музыка из репродуктора. Под тополями, в безлюдной низине, тугим гребнем разбегалась и стремительно расширялась полоса тростниковой поросли. Размягченная сушь переходила в трясину, из трясины сочился ручеёк. За ним разливалась тёмное чистое озеро, обсыпанное лепестками ряски: первая плотина. А вторую плотину стилизовали под средневековую деревянную крепость с пушками. Плотины – уже без «крепостей» – стояли и дальше. Цепью бассейнов Дон, отражая богатую зелень, бежал к задворкам парка, исчезая под автодорогой.
Так я и рассказывал все эти двадцать лет: Дон начинается из болотца. Мне и в голову не приходило, что время идёт, всё давно уже по другому… Теперь об истоке Дона – ещё до входа в парк – заявляет серый валун, из-под которого бьёт струя; по выложенному булыжником и декоративными камушками руслу по склону бежит ручеёк. Болотце в далёком прошлом: парк начинается тесными торговыми павильончиками, детскими городками. Но в остальном всё как будто бы неизменно; всё так же оживлённо, звучит музыка, совершает свой круговой рейс детский поезд. И бассейны на местах. Осталось прогуляться и всмотреться внимательней.

Фото удалено Живым Журналом (за невнесение денежной суммы).

emil

ПОДМЕНА

Читаю Нору Галь «Слово живое и мёртвое». Ну, я-то отличаю канцелярит (которого всячески избегаю) от естественной, чистой русской речи, но… иногда задумываюсь: как же глубоко проникли в наше сознание чужеродные обороты. Вот хотя бы выражение, которое и я, вероятно, произношу – а если и нет, то не вижу в нём ничего «иностранного». А ведь оно – не наше…
«В переводах с английского то и дело встречается оборот всё в порядке. Даже и не в переводе кое-кто пишет: “у меня всё ол райт”!!! А уж если формалисты это All right переводят, то буквально, совсем не в духе русской речи. У меня (со мной) всё в порядке там, где вернее: всё хорошо (благополучно). “Всё в порядке” пишут всюду, без разбору: и в утешение плачущему ребёнку (вместо ну, ничего, ничего, успокойся, пройдёт, всё обойдётся), и о человеке – вместо он жив и здоров, и о машине – вместо она в исправности (работает как нельзя лучше).
Так сохраняется буква подлинника, но искажается его дух, нарушается искренность речи, верность образа. А ведь нетрудно всё это сохранить».
Вот, значит, откуда у нас в разговоре это «всё в порядке»: из переводной литературы!
emil

ВРОДЕ НАКАЗАНИЯ

Из заметок поэта и священника Сергея Круглова:
«Интересно, в наше время кто-нибудь ставит детей в угол, сохранился ли сей образ как насущный, или только как ископаемый?..
"А теперь постой в углу и подумай!" – вот так и закрепляется в ребенке ненависть к мыслительным процессам.
К слову, у нас на церковных приходах встречается такое, напоминающее наказание: "Батюшка, благословите за свечами смотреть? – Нет, за свечами есть кому смотреть! А ты стой и молись!", прискорбным образом предполагающее, что во время богослужения молиться – скучно и тягостно, и надо чем-нибудь себя занять, но, конечно, занятием, имеющим вид спасительности».
emil

МАРШАК ДЕТСКИЙ И ВЗРОСЛЫЙ

Вот уж никогда не думал, что буду писать о Самуиле Яковлевиче Маршаке!
Но к этой мысли меня подтолкнул сайт о поэзии prosodia.ru, который запущен в октябре командой из Ростова-на-Дону на базе журнала о поэзии «Prosōdia» и при поддержке Фонда президентских грантов. И поскольку родился такой сайт– можно непринуждённо поговорить о классиках и современниках. Вот 3 ноября день рождения у «детского» классика Маршака; личность незаурядная! Я постарался немного разобраться в его стихах и понять его как переводчика.
https://prosodia.ru/catalog/shtudii/samuil-marshak-ya-zhelayu-vam-glavnogo-bytiya-/?fbclid=IwAR1YXgg9xxwt1lbkpMKt72gZOaQdvLx3KfRwSQHaXyTYwTJ7boF9dmFI1k0
emil

ТЕЧЕНИЕ РАДОСТИ

У Дмитрова есть точная дата основания – 1154 год: летопись сообщает, что у Юрия Долгорукого родился сын Дмитрий и на реке Яхроме был заложен город, названный его именем. Место выбрали на важном водном пути к Волге, и поскольку город хорошо просматривался с окрестных холмов, потребовались серьёзные укрепления.
По этим высоченным валам, окружающим небольшую территорию, покрытым настом и кое-где ледяной коркой, далёким декабрьским днём я шёл, как ходит канатоходец по канату. Тогда я пробыл в Дмитрове недолго (в командировке выкроил часа три на эту поездку), и давно уже хотел освежить впечатления.
И вот иду я августовским солнечным от вокзала в самый центр – а валы показываются уже минут через пять; ещё несколько шагов – и передо мной площадь, обставленная солидными и приветливыми зданиями торгового, развлекательного и культурного назначения, благороднейший Юрий Долгорукий на низком постаменте – и крутые валы, в проёме которых – Дмитровский собор, настолько стройный, настолько безупречный по своим формам, будто сама природа помогала зодчим. Изящная, стройная, лёгкая колокольня выступает вперед, разделяя здание храма на две симметричные части. И на площади, и в скверике поблизости, и на валах в этот будний день развернулось настоящее народное гулянье! Особенно довольны были дети: он взбегали и сбегали со склонов, бродили по валам, сидели на травке; впрочем, в гуляньях по этой массивной земляной крепости, которой мало надеется равных в Подмосковье, не особо отставали и взрослые.
От зрелища такого праздника жизни – праздника природы, людей, архитектуры, самой атмосферы города – меня охватила такая глубокая радость, что я почувствовал: не сам я иду, а сама радость ведёт, несёт всё моё существо, как течение лодку; мне остаётся только придерживаться нужного курса.



Collapse )
emil

В ПОИСКАХ ЛАЗЕЙКИ

Будучи в Таганроге, свернул к автостанции, откуда отправляются автобусы в пригородные сёла, и мелькнула мысль: не съездить ли в Дмитриадовку, это ведь совсем близко. Там я один месяц – лет в десять – провёл в лагере, приписанном к ростовской обувной фабрике (где работала родственница).
Подчинение распорядку дня меня тяготило, но спасибо, никто не заставлял стричься – как это было в школе (но я всё равно не подчинялся). Напротив: директор лагеря, увидев меня, сказала: «Какой милый мальчик!» – «Какая умная тётя! Мы нашли друг друга», – с облегчением подумал я, и потом при встрече всегда ей улыбался.
Иногда я повязывал галстук: носить его уже было в то время не обязательно, но мне нравилось – будто я артист с бабочкой. Прикол такой был.
К морю спускалась трёхпролётная лестница. Под широким тополем стояла скамеечка, где иногда собирались по три-четыре девочки; как-то я подошёл, стал ругать руководство за то¸ что не разрешают купаться, когда мы хотим. Поговорили, а потом одна из них сказала: «Тебе не скучно с нами, с бабами?»
Лагерь никуда не делся, стал называться оздоровительным, его огородили непроницаемым забором, а со стороны моря поставили сетчатый. Всё изменилось, кроме парадной лестницы; вместо одноэтажных корпусов воздвигли двухэтажные (их верхушки выглядывают из-за деревьев), в низине соорудили беседки. Я изучил непроницаемый забор; пришлось поползать по обрыву, чтобы найти лазейку. Но притвориться ребёнком и погулять внутри я увы, не мог: достаточно того, что увидел – всё, всё иное. Ни следа прошлого.
Нашёл фото, меня характеризующее (сидим на лестнице): все дети как дети – послушно смотрят на фотографа, а я – в каких-то иных сферах, – не там, где все. Чтобы не рябило в глазах от лиц, даю фрагмент.

emil

ЭПИТЕТЫ

Уже давно можно не фотографировать каньон, что за чертой города Красный Сулин: снимки почти неотличимы друг от друга. В этот раз, как всегда в выходной – здесь праздник для детей и взрослых, – что подтверждается их эпитетами. Наименее интересны матерные, то есть нетворческие. А остальные… я всё помню всё наизусть! И каждый раз что-то новое.
Парень, первым прыгнувший в озеро, кричит своей компании: «Скорее сюда! Это мёд, а не вода!».
Парень из другой компании: «Вода – космос!»
Из третьей компании: «Как в Исландии!»
Жена – мужу, плывущему рядом: «Вода – вообще!»
Мужчина, разливший по двум стаканчикам пиво: «Вылезай давай! Налито уже давно!» – «Да подожди, вода волшебная!». – «Смотри чтоб рыба за задницу не укусила!» – «Дай минуту ещё поплавать!» – «Чего плавать! Говно плавает!»
Девочка с надувным жилетиком: «Мама, я утонаю!» – «Не утонаю, а тону», – строго поправляет мама. «Утонаю! – стоит на своём ребёнок. – Тону – значит, почти утонула, а утонаю, – значит, только собираюсь!»
Благообразный мужчина с бородкой, перекрестясь и нырнув: «Благодать! Рай!» С берега: «А что же ты сегодня нашим прихожанам впаривал, что рай не всем доступен?» – «Поторопился с выводами!»
Две девочки плещутся по колено в воде и визгом выражают восторг. Молодая мама с бесстрастным выражением лица: «Оксана! Далеко не заходи! Глубоко! Оля! Потише, тебя все слышат!» Но вот наступает момент – лицо становится ласковым, влюблённым: она смотрит в телефон не отрываясь; поворачивает экран так, чтобы на него падала тень; с нежной улыбкой листает, любуется. А на экране – с десяток только что сделанных фото самой себя (разумеется, совершенно одинаковых). Наверняка предвкушение комплиментов в соцсетях!

emil

АВТОРЫ НАРАСХВАТ

Приятно было прочесть в журнале «Вопросы литературы» такой, в частности, абзац (статья Владимира Козлова «Ничья земля современной поэзии» :
– «Авторов рецензий и вовсе не так много, более того – они нарасхват. Назову только тех, кто был наиболее заметен в 2017 году, указав в скобках, в каких журналах публиковались их работы о поэзии. Вот эти шесть имен, чьими усилиями читается поэтическая периодика: – Е. Абдуллаев («Дружба народов», «Знамя»), Д. Артис («Дети Ра», «Дружба народов», «Зинзивер»), В. Коркунов («Звезда», «Зинзивер», «Знамя»), Л. Оборин («Горький», «Волга», «Знамя», «Новый мир», «Октябрь»), А. Пермяков («Волга», «Знамя», «Новый мир», «Урал»), Э. Сокольский («Дети Ра», «Зинзивер», «Prosodia»). Наверняка значительному количеству авторов, пишущих рецензии, есть что предъявить, – но лидеров вряд ли больше».
https://voplit.ru/2019/11/06/nichya-zemlya-sovremennoj-poezii/?fbclid=IwAR2Cd0cdMJNhsffXOstA6kVTn1LJ5J_d9I8mG4koWVA2OCxyu_oCkymZ9so
emil

ОТКРЫТИЕ

Ещё из очень дельных откровений прозаика Ивана Гобзева.
«Наткнулся в Сети на рассуждение одной юной феминистки о том, что детей у неё никогда не будет, потому что это ей ни к чему, она будет строить карьеру, а дети обуза, тяготы и проблемы для свободной женщины в нашем мире, где всем заправляют подонки-мужчины.
Это, кстати, её полное право. Разумеется, ей решать, и может быть, в самом деле отсутствие детей позволит ей реализовать свой профессиональный потенциал в полной мере.
Но я вот о чём подумал. Конечно, пример, который я сейчас приведу, не совсем корректен, потому что я не женщина. Но всё же. До того как у меня появилась дочь, я и понятия не имел, каким добрым, нежным и заботливым я могу быть. Я с большим удивлением открыл себя с новой стороны, с какой, не будь её, никогда бы не узнал. Благодаря ей я стал делать кучу вещей, которые оказались очень интересными, которые развили меня, с помощью которых я больше узнал о мире, жизни и людях. Но самое главное, конечно, то, что я узнал о себе, и то, что я сам стал лучше – во многих смыслах. Это развило меня и творчески, и бог знает ещё как. Притом надо сказать, что я вообще не был никогда любителей детей и сам сомневался – а стоит ли?
Поэтому я на самом деле поражаюсь таким заявлениям, как этой девушки. Всё же не стоит делать столь категоричные и яростные утверждения о том, о чём ты понятия не имеешь, что вообще тебе недоступно, что лежит за гранью тебе известного.
То есть это выбор вслепую – на самом деле, сделав такой выбор, ты никогда не узнаешь, правильно поступил или нет».