Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

emil

МИША

Подслушано на набережной Фонтанки; интересный взгляд!
– Ну кто это в 21 веке даёт имя «Михаил»! Ну что это такое – «Миша»! Терпеть не могу своё имя! Лучше было бы забыть о «Мише» на десятилетия – как помнишь, забыли, например, о Насте, а потом пошла мода на Настю; имя снова ожило. Сначала устарело – потом, через десятилетия, будто заново родилось. А я со своим «Мишей» чувствую себя обломком двадцатого века!
emil

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ

У станции метро «Орехово» есть автостанция, рейсы в Тульскую область. Купил билет до Новомосковска, в запасе – минут сорок. Выйдя из автостанции, я обратил внимание на высокий сквозной забор и домик за ним, решённый в барочном духе (но современная постройка). Увидел – вход в лесопарк. На щите прочитал, что это Царицыно! То есть, эта усадьба дотягивается до станции метро «Орехово»!
Вот сюрприз! Я погулял по парку с полчаса, дошёл дворца. Возвращаясь, увидел одинокое строение с лёгкой «косметикой» под XVIII век. Что там? Открываю дверь – чистейший туалет! Сначала нечто вроде узкой прихожей, и в глубине сидит среднеазиатская женщина – дежурная; дальше – помещение с рядами кабинок по левую сторону. Женщина делает мне энергичные жесты, которые можно понять так: «Идите дальше, дальше!», и при этом поясняет: «Зéниски! Зéниски!»
Ничего не понял, но прошёл к дальним кабинкам. А выйдя, понял: она меня просила пройти дальше, потому что ближе – кабинки для женщин. «Женские»!
Будто это может иметь какое-то значение, кабинки все одинаковые, и вокруг домика – не души.

emil

ОЖИВШИЙ ПАРК

Ещё один сюжетик о городе Красный Сулин (Ростовская область). Надо уложить свежие впечатления.
Напротив знаменитого металлургического гиганта братьев Пастуховых, на левом берегу реки Гнилуши, в начале ХХ века заводские рабочие насадили дубовую рощу. В советское время этот памятник природы стал городским парком – с танцплощадкой, гипсовыми скульптурами и вазами. Лет 15 назад я написал очерк о городе – и конечно, упомянул о том, что в парке – всё разбито: фонари, эстрада, кафе; по обочинам аллей мусор; аллею ясеня и акаций обступают сорняки...
И так было до прошлого года. Но жизнь полна чудес. В федеральную программу создания комфортной городской среды в России вошёл проект благоустройства парка в Красном Сулине. И вот на прогулочных дорожках проложили плитку, установили детский и верёвочный городки, разбили площадки для спортивных тренировок. Появились лавочки, беседки, фонари, открытая сцена для концертов, а на берегу реки (в согласии с условиями проекта) – лодочный причал; есть даже кабинки для переодеваний!
Ну хорошо: лодочные катания ещё можно устроить; но как купаться в загрязненной реке?
Предполагается её расчистить! Однако расчистка рек – исключительно в полномочиях федеральных властей. Учитывая, что операция дорогостоящая, рассматриваться будет лишь тот отрезок, который омывает парковые берега.
Оригинальное решение проблемы! Вспоминается закон Мёрфи: «Неважно, если что-то идёт неправильно; возможно, это хорошо выглядит».
А выглядит всё очень хорошо; душа возрадовалась.



Collapse )
emil

СТРАННЫЙ СТАРИК

Из воспоминаний гравёра Ивана Николаевича Павлова:
«В Строгине у меня произошло интересное знакомство. Вечерами на высоком берегу Москвы-реки я часто видел лежащим некоего старика в длинной серой блузе, с седой бородой. У заворота русла, неподалёку прилетала цапля и подолгу стояла на одной ноге. Меня сильно занимал этот старик, и я как-то спросил его:
– Что же ты тут, дедушка, делаешь?
– Я, милый, – отвечал он, – наблюдаю природу… Природу, понимаешь ты? После я напишу картину…
– А кто же ты будешь? – всё любопытствовал я.
– Я художник Саврасов… Учись и ты наблюдать природу… Подрастёшь, нарисуй картину таким же способом, как и я».
Это был уже самый тяжёлый период в жизни Саврасова – скитальческий, беспутный… И действительно – он нередко уходил в городские парки и подмосковные леса, и если позволяла погода, мог и заночевать там – среди деревьев, у излучины речки.
Вспомнились слова Фёдора Абрамова о душевных переживаниях: лечиться можно только природой.
emil

ДЕСЯТЬ МИНУТ ОТ МЕТРО

Алтуфьево – бывшая подмосковная усадьба; с конца ХVIII века ею владел князь Степан Куракин (тогда же и появились господский дом, парк. пруды); здесь любили бывать литературные знаменитости Иван Крылов, Иван Дмитриев, Денис Фонвизин… А в середине XIX века имение приобрёл действительный статский советник Жеребцов: он перестроил дом и увеличил территорию усадьбы. Последним её владельцем был промышленник, меценат, общественный и политический деятель Георгий Лианозов; рядом он выстроил дачный посёлок, который и стал называться Лианозово.
5 мая у меня появилось немного свободного времени. и я решил проехаться в это историческое место: всего-то выйти на станции метро Алтуфьево, пройти минут 10 в сторону МКАДА – и открывается во всей красе усадебный ансамбль: широкий Верхний пруд, фигурные ворота, Воздвиженская церковь с колокольней, барский дом; не видны только бывшие конюшня и пивоварня.
Церковь в духе характерной «московской» архитектуры ХVII века явно перестроена и подновлена в наши дни; а барский особняк, украшенный на фронтоне гербом Жеребцовых, остался, по всей видимости, неприкосновенным: колонки, кокошники и всё прочее, смешно имитирующее «древнерусский стиль», никак уже не улучшишь. От парка остались две липовые аллейки, а за ними идёт обширный фруктовый сад, какой-то весь добрый, сквозной, с обильным настилом празднично-зелёной травы.
В общем, всё это пространство тишины и покоя заключено в церковном дворе; а за оградой – уже городская, столичная атмосфера: по берегам длинного пруда, обжитого ивняком, пристроились рыбаки, устроители пикников и просто безмолвные созерцатели. Я прошёл к берегу и тут же ноги защекотала влага (но опыт совершённой четыре дня назад прогулки у берегов Пахры, замочившей мои ноги, убедил меня пожалеть кроссовки и воспользоваться услугами шлёпанцев).
Приближался вечер, становилось прохладней, но это уже была летняя, а не весенняя прохлада.

emil

НЕРЕШИТЕЛЬНОСТЬ

Прочитал: «Москва показалась мне неуютной, люди неприветливыми».
А я как-то не замечал этого никогда. Сразу вспомнил «свеженькое»: в конце августа по Тверской я направлялся в Булгаковский дом, на юбилей поэта; в запасе было немного времени... но грянул сумасшедший ливень, и надолго. Я спрятался под козырёк какого-то важного учреждения. Один за другим расходились по домам сотрудники, деловито раскрывали зонтики. Две женщины предложили проводить меня до метро; я благодарил, отвечал, что ещё постою - дождь, кажется, утихает. Но он опять набирал силу. Времени оставалось мало, и решил: пора идти, третьего предложения может не быть.
Но оно случилось. От пожилого мужчины. «Дождь», – отметил он, развернул зонтик и строго на меня посмотрел: «Пошли! До метро дойдём. А то так до ночи простоишь».
«Мне две женщины предлагали, – сказал я уже на ходу, – да что-то я застеснялся». Мужчина даже приостановился и искоса взглянул на меня:
«Ну ты даёшь... Да если б мне женщина предложила с ней пройтись под зонтом, я бы не позволил себе отказаться от такого случая! Только вот никто не предложит. А ты можешь себе такое позволить, завидую твоим годам! А может, не в годах дело, а в твоей нерешительности!»
Мне стало стыдно.
emil

ВЗГЛЯД НА РУЗУ

Декабрь близится к концу; и вспоминается то одно, то другое. Например, вот вспомнилось. как я в мае съездил в Рузу, – городок часах в двух от столицы, за Звенигородом. Там прекрасные лесисто-холмистые окрестности. Как любой из старинных подмосковных городов, Руза состоит из новой части – и дореволюционной: старая улица круто спускается к полноводной и очень быстрой одноимённой реке. Тишина, дачная атмосфера, – её так не хватает, если долго пребываешь в мегаполисе. Для меня главной достопримечательностью городка стала высокая и узкая возвышенность перед рекой – древний вал с непрерывной цепью высоченных деревьев. На него можно было взобраться крутыми тропками, а можно и по лестнице (как выяснилось позже). Деревья оказались длиннющей аллеей столетних лип и лиственниц; и там, на этом валу, в низине, где некогда стоял деревянный кремль, обнаружился скромный, малолюдный городской парк. А виды какие! На одну сторону – развернулась панорама города, на другую – заречных лесов. Остро пахло лесом, весенней землёй.
Последний автобус на Москву оказался полупустым. А дорога – другой, тряской, леса – незнакомыми, с большими озёрами; дважды пересекли речку с одним и тем же названием. Но точно ли – в Москву направляемся? Да, да, – автобус просто шёл другим, на сей раз глуховатым путём. И на этом пути мелькнуло много мест, где хотелось бы сойти, расстелиться, посидеть и даже разлечься, – уж очень живописно...

emil

ДВОЙНАЯ ПОТЕРЯ

Вот так, «Блинную», что у станции метро Баррикадная, снесли, – а за компанию и всё, что стояло рядом.

Встречал Эмиля в «Блинной»

Как друг, не раз не два…

Разлука ль стала длинной?

Скорее – злей Москва.

В ней снова ветер, вьюга

И сумеречный свет.

И нету рядом друга,

И… даже «Блинной» нет…

5.11.2013


Кирилл Ковальджи