Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

emil

СВЯТОЕ СОСЕДСТВО

В Краснодаре я жил рядом с Екатерининским кафедральным собором. Причём я не сразу об этом узнал: в начале 1950-х его закрыли четыре угловых жилых дома, и лишь благодаря тому, что мне в проёме одной ил ближних улиц блеснул золотистый купол, я пошёл на этот приветственный немой зов.
И всё же при соборе остался обширный двор, обставленный сейчас хозяйственными строениями. Это грандиозное здание в византийском духе строили 14 лет! – всё не хватало денег, и в 1914-м наконец построили. В январе 1918 года на соборной территории захоронили не скольких деятелей Белого движения, в том числе главу Добровольческой армии Алексеева.
А уже в 1922-м собор разграбили, предлог – сбор средств голодающим Поволжья. В начале 1930-х купола пустили на переплавку, а намереваясь взорвать здание, власти пригласили на это торжественное событие городского архитектора Ивана Клементьевича Мальгерба – посмотреть, как уничтожается его детище: мол, храмы теперь не нужны, строим социализм, срочно нужен кирпич. Мальгерб не растерялся и ответил комиссии, что целого кирпича после взрыва не останется, будут лишь бесполезные глыбы, потому что в известковом растворе – свинец и яичный белок. Власти поверили: авторитет архитектора был велик. Надо запомнить это имя: Мальгерб (сын французских подданных, поэтому такая фамилия) не только построил, но и спас краснодарскую святыню!
Дальнейшая судьба собора вкратце такая: склад, зернохранилище, мастерская по ремонту авиадвигателей, во время войны – наш наблюдательный пункт. Открылся он для богослужений во время оккупации, потом – после освобождения города. В 1988 году началось его полноценное возрождение.
Я не раз ходил сюда за водой: во дворе собора стоит кирпичный бювет-многогранник с несколькими кранами в каждой нише; из них течёт чистейшая, очень мягкая родниковая вода.

emil

КРАСНОДАРСКИЕ СТИЛИ

Несколько дней – в мае, июне и июле – я провёл в Краснодаре; я и раньше в нём бывал, но только совсем недолго, и лишь сейчас внимательно вгляделся в его улицы, вжился в него, освоился, и не было минуты, чтобы не чувствовал себя здесь счастливым. Это было не счастье восторга, а счастье теплоты, родственности, что ли: мы ведь с ним соседи, и к тому же Краснодар - преддверие к Черноморскому побережью, где прошли многие мои годы детства и юности.
Мне понадобилось установить адрес одного здания, я заглянул в Сеть и попал на перечень достопримечательностей. С удивлением прочитал: в Краснодаре смешались разные стили начиная с барокко. Такую чушь мог написать только человек "не в теме". Какое барокко у казаков, если городом Екатеринодар стал только в 1867 году! И развиваться начал только с постройки железнодорожной ветки от Тихорецка до Новороссийска, когда здесь стали селиться купцы.
А основали Екатеринодар в 1793 году как крепость, - на земле, подареннной Екатериной II Черноморскому казачьему войску.
Архитектурная история города начинается с домика Бурсака, который ещё можно назвать постройкой классических форм, но в целом лицо Екатеринодара определяется на рубеже XIX - XX веков, зданий в стиле провинциальной эклектики и модерна здесь немало; некоторые - вызывают восхищение.

Гостиница "Централь" (ок. 1900)


Collapse )
emil

ТИХАЯ КАЛУЖСКАЯ

На тихой Калужской улице в Серпухове, которая идёт вдоль склона высокого холма, есть ещё две замечательные церкви. Первая спрятана во внутреннем дворике, куда приглашают скромные ворота с треугольным фронтоном. Этот двор - территория бывшего девичьего Распятского монастыря, образованного в XVII, веке. Собор, возведённый столетием позже, удивителен: он нехарактерен не только для Серпухова, но и для Москвы. Такое могло быть построено, пожалуй, только иностранным зодчим в передовой северной столице: с подчёркнутой горизонтальной направленностью и с базиликой (внутренним разделением на залы). А надвратная церковь-колокольня, напротив, отвечает за высоту монастыря, придаёт его композиции торжественную динамичность. Собор уже приведён в порядок и снаружи и внутри (раньше я видел его в ветхом состоянии). Близ его боковой стены установлена колонка, она качает родниковую воду - настолько мягкую и вкусную, что пришлось мне на обратном пути возвращаться сюда и снова наполнять опустевшую бутылку.
А чуть дальше, высоко над крутизной спуска к речке Серпейке, стоит церковь Николы Белого - прекрасная, но не удивительная: такой ампир нам хорошо знаком. Но душа неизменно радуется ему.

Фото удалено командой Живого Журнала




Collapse )
emil

ВОСКРЕСШАЯ КРАСОТА

Высоцкий монастырь в Серпухове я давным-давно видел в полуразрушенном состоянии. Тогда мы только-только вступили в март, и пустая, открытая всем ветрам территория в сероватой слякоти казалась особенно печальной. Но со временем стали происходить чудеса: возрождалось одно, другое, третье здание, стены. И вот – такая теперь красота!
Монастырь основал в 1374 году Сергий Радонежский и, покидая обитель, оставил в ней своего ученика Афанасия Высоцкого, который переводил с греческого и занимался перепиской книг. То есть монастырь этот был один из крупных центров русской культуры вплоть до начала XV века. О дошедших до нас строениях XVI – XIX веков можно долго рассказывать – но не здесь, конечно, тем более что я в этот раз пришёл к нему к вечеру, когда ворота уже закрыли; а раньше я бродил по монастырю, конечно – фотографировал, но ещё на плёночный фотоаппарат, с которым никак не мог расстаться, хотя уже пользовался и «цифрой»…

Фото удалено командой Живого Журнала

emil

ТЁМНАЯ ИСТОРИЯ

Когда казачью столицу переносили с берега Дона на гору, ходили слухи: такое решение атаман Платов принял, чтобы столица находилась ближе к его родовому имению (Черкасск – далеко и на острове, Новочеркасск – в трёх верстах от платовской усадьбы в хуторе Малый Мишкин). Казаки были недовольны.
Это начало очередного очерка на донскую тему:

emil

ВЕНЁВ МОНАСТЫРЬ

Километрах в 20-ти от Венёва есть женский Венёв монастырь, созданный то ли в XVI веке, то ли раньше будто бы по типу Киево-Печерской лавры. Добраться туда просто: по тульскому направлению доехать до деревни Дедиловские Выселки, которая вся растягивается по обе стороны трассы; и пройти километр полевой дорогой.
Монастырь показался не сразу, его заслоняли высокие деревья, и в первый момент меня немного разочаровал: церковь с колокольней – это что, и весь монастырь?
Оказывается, стены, башни и кельи разобрали ещё в начале XVIII века на постройку плотины Тульского оружейного завода, оставшиеся камни – увезли в начале XIX-го на его расширение.
Но даже только ради церкви стоило сюда приехать: вернее сказать, это монументальное двухэтажное здание древнерусских форм объединяет в себе две церкви: верхнюю Никольскую (тёплую) и нижнюю Успенскую (холодную). Чувство истории в таких местах возникает потрясающее, стоит лишь задуматься о том, что именно здесь происходило. Смоленский князь Юрий Святославич во время пира в Торжке убил князя Семёна Мстиславича Вяземского, мужа Иулиании, которая отказывалась вступить с ним в связь; но и после устранения супруга князю Юрию не удалось добиться победы; тогда он приказал отрубить ей ноги и руки, а тело бросить в Тверцу. В Венёв монастырь, где он доживал последние дни, его привели угрызения совести; на деньги князя Юрия возвели монастырскую стену и монашеские кельи. Если это всё не легенда, конечно.
В верхнем, Никольском храме, расписанном растительными орнаментами, поскрипывали мощные половицы; монахиня, что присматривала за ним, уверяла, что они сохранились с XVIII века – несмотря на зернохранилище, устроенное здесь в советское время. Я увидел несколько очень старых икон, шестиярусный новый иконостас.
В нижней, Успенской церкви, где я оказался совершенно один, тоже были старые иконы в золочёных окладах; потом пришла та же монахиня и вынесла мне из длинного зала трапезной (он здесь же, за стеной) большой помидор и два яйца: «Это вам на дорожку».
С монастырём, а именно с Успенской церковью, связана ещё одна жуткая история, но о ней следующий пост.

Первое фото удалено Живым Журналом (за невнесение денежной суммы), остальные на месте.
Николо-Успенский храм (1696–1701).


Collapse )
emil

И ЕЩЁ О НОВОМОСКОВСКЕ

У меня потерялся один новомосковский сюжет, поэтому вписываю его сейчас, пусть и с опозданием.

Я с удовольствием прогулялся по ближним улицам, что соседствуют с центральной. Здесь так называемые «сталинки» уступают место двухэтажным прямоугольным строениям с хорошо продуманной композицией: «чердачные» фронтоны, белые лопатки и пилястры (вертикальные выступы стен), балясины в подоконных нишах, напоминающие фигурные колонны или шахматные фигуры, симметрично расположенные эркеры, уютные миниатюрные лоджии; закруглённый угол одного из зданий отмечен широким, таким же закруглённым балконом: эффектное решение, найденное ещё в начале XIX века… Нет, это не оригинальные проекты, – такие дома строились в послевоенные годы по всему СССР (они есть и у нас на Юге); но на них всегда приятно смотреть: это ведь последние представители отечественного планового строительства, в котором проявилось стремление гражданских архитекторов вкладывать в простые и, наверное, по тому времени не особо приметные дома доброе настроение.
Один из особнячков, напоминающий провинциальную кордегардию эпохи классицизма, я заметил на задворках центральной улицы, – увы, он, видимо, давно превратился в облезлый сарай; печальная бесхозяйственность!

Фото удалены Живым Журналом (за невнесение денежной суммы).



Collapse )
emil

ЦЕРКОВЬ НА ГОРИЗОНТЕ

Как же по-разному смотрят люди на понятие «куда-нибудь съездить»! Водитель автобуса на Богородицк сказал мне, что последний обратный рейс - дневной. «Неужели вечером ни на чём не уехать?», – призадумался я. – «Да что в Богородицке делать целый день? – удивился водитель. – До половины четвёртого тебе времени вполне хватит». Конечно, с такой психологией не объяснишь, что отправляясь куда-нибудь, не хочется жить внутри часового механизма, хочется прожить интересном месте маленькую, полноценную жизнь: с утра до вечера; а не только отметиться: был, видел, программу выполнил, всё, домой.
А в Бородицке ещё вот какое дело. Если смотреть с парка на городскую сторону, то на линии горизонта можно видеть интересную церковь (горизонт близок потому, что Богородицк поднимается на горку; вершина горки – и есть горизонт).
Прочих архитектурных достоинств у города, по-моему, нет: он застроен в основном двухэтажными домами коттеджного типа и одноэтажками; выделяются лишь новенькая часовня близ автостанции и скромная музыкальная школа с изящным порталом. И – вот эта Успенская церковь, с колоннами по бокам. Годом её строительства официально называют 1831-й, но всё гораздо хитрей: за четыре года до этого возвели церковь под колокольней, потом, в 31-м – здание, завершённое ротондой (в духе московских ампирных церквей Бове), через 50 с лишним лет между ними появилась пристройка, и только в ХХ столетии храм стал единой конструкцией (что хорошо читается в его облике, несмотря на то, что фасад прикрывают Печальные ворота (такое название – видимо потому, что церковь – кладбищенская).
Самое интересное в этом памятнике эпохи классицизма – колокольня с колоннадой, состоящей из четырёх групп (в каждой – по пять колонн). И ещё – большая редкость: башенка у бокового фронтона: видимо, дымоход, который вписался в изящный рисунок церкви, словно так оно и надо.
Часовня рядом смотрится чуждо и огрублено: это сооружение уже нашего времени.
…А уехал я всё же вечером: водитель сказал, что будет возвращаться «пустым» из какого-то окрестного рейса и в семь подберёт меня.

Фото удалено Живым Журналом (за невнесение денежной суммы).



emil

ДРУГАЯ ЕПИФАНЬ

Много лет назад я ехал в Епифань иным способом: из города Узловая, где гостил. Да, именно так и называется город – Узловая; и несмотря на безликое «экономическое» название, он приветлив на вид, уютно озеленён.
Не могу сказать, что это был за путь и ездят ли по нему сейчас. Длился он более полутора часов: скверные дороги, бесконечные повороты... Скоро и полосатые поля, далеко видные во все стороны, перестали занимать; задремала на своем высоком сидении кондуктор, пока не стукнулась головой об оконную перекладину, изумлённо оглядев пассажиров.
Деревянные дома, несколько белокаменных, дряхлая колокольня Успенского монастыря, обычная среднерусская растительность – тополя, березы, рябины, ясени... Сойдя с автобуса на базарной площади, на которую надвинулся мощный, пошарпанный Никольский собор (в тон Казанскому в Петербурге), я вдруг услышал многоголосое пенье. И доносилось оно – из открытых дверей автобуса в город Донской! Несколько бабушек исполняли духовные гимны, да так слаженно, органно, по-старчески приблажно, и на этот сладкий минор откликались какие-то забытые, счастливо-томительные струны души. Прохожие не реагировали: видно, для местных такое не в новинку, да и дело-то происходило на Яблочный Спас!
С обрывов до синеватого горизонта просматривались бледно-зеленые, серые, желтые поля с завитками рощ. Изгибался, разливаясь озерками на поворотах, серебристо-голубой Дон.
Сейчас же я ехал по хорошему асфальту из Кимовска. всего 15 км, и даже не успел подготовиться, как впереди, высоко на горе, из зелени выглянул фонарь купола с золотистым крестом: разве уже Епифань? Да, она самая; вот и улица на подъём, и вот бывшие торговые лавки – да уже и не бывшие: музей открыли, – купеческого быта! – я потом побывал в нём, это целый усадебный комплекс: жилой дом с гостиной, спальней и кабинетом, магазин с подвалом, хозяйственный двор, огород и баня – и обилие экспонатов.
И вот непомерных для небольшого городка размеров собор – с шестиколонными порталами на четыре стороны, построенный стараниями прихожан (конечно, главный взнос делали купцы). Закрытый в 1932-м, к концу ХХ столетия он лишился и внутреннего и внешнего убранства, и только четыре года назад ему вернули первоначальный вид (17 лет работали!). Правда, внутри (два помещения с большими сводами – они опираются на толстые колонны) благоустройство ещё только начинается.
Я увидел уже другую, незнакомую мне, обновлённую, парадную Епифань.

Фото удалено Живым Журналом (за невнесение денежной суммы).



Collapse )
emil

ТЕНЬ ВЕНЕЦИИ

Обдумывая свою поездку на Пасху в Епифань, я сначала решил устроиться в частной гостиничке города Кимовска (Епифань отсюда в 15 километрах); как же хорошо, что я этого не сделал, а выбрал Новомосковск! В Кимовске девать себя совершенно некуда. На двухэтажные типовые дома с фронтонами посерёдке я уже в этих местах насмотрелся; впрочем, в оштукатуренном виде и покрашенные, они выглядят даже мило, – только здесь они лишены каких-либо оживляющих деталей и вышли как по конвейеру; единственно оригинальное здание – центр восстановительный терапии в духе советского ампира. Что ещё? – пустой, на преогромном пространстве парк с только что посаженными деревцами вдоль плиточных дорожек; детский городок в центре, – потому что не городок, а целый город. И вот, вот что можно признать символом Кимовска, очень смешным: водонапорную башню в венецианском стиле! – местный вариант Кампанилы собора святого Марка. Видимо, шутник- архитектор таким образом бросил вызов безликости города, названного по имени колхоза, образованного ещё тогда, когда Кимовск был посёлком (КИМ - Коммунистический Интернационал молодёжи).

Фото удалены Живым Журналом (за невнесение денежной суммы).



Collapse )