Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

emil

НЕБЕСНЫЙ ШТОРМ

Хочется сохранить это письмо от Екатерины Горбовской. Поскольку в нём упоминаются артисты, поясню, что песни на её стихи пеми Людмила Гурченко и Роксана Бабаян..
«Как вы что-то рассказываете – и мне сразу тоже хочется рассказать.
Давно-давно, так давно, что и сказать неприлично, мы были на гастролях в Магадане. Зима, и всё как положено. И вот в самый последний день нужно было отработать ещё один концерт в Билибине, куда добирались местным консервным амолётиком. Я уже не помню, почему меня не взяли, скорей всего мой Саша сказал, что нечего мне в 40 градусов мороза в Билибине делать. И меня оставили в Магадане в гостинице с тем, чтобы на следующий день я приехала в аэропорт, куда, как раз ко времени московского рейса должен был прибыть обратно билибинский борт, чтобы мы все полетели в Москву.
Но на следующий день случилась буря с таким страшным ветром, что ветер собак катал как шары; они перекатывались с боку на бок и визжали. И вот я приехала в аэропорт и стала ждать, когда объявят о прибытии рейса. Сначала я просто ждала, потом на ватных ногах пошла в справочную, где мне сказали, что с билибинским бортом потеряна связь и его нет на радарах… Я поднялась по лестнице под самый купол аэропорта, подошла к перилам, за которыми был пролёт на всю высоту до самого каменного пола, и решила, что никуда отсюда не уйду, буду здесь стоять, пока не прилетит самолёт. А если он не прилетит, то уйду туда, вниз, на каменный пол.
А самолёт – маленький такой консервный самолётик – тем временем изо всех сил летел и кувыркался, кувыркался, но летел… А в самолёте Ирка Аллегрова (я знаю, что теперь она разрешает к себе обращаться только как “Ирина Александровна”, но для тех, для кого ты был Иркой, ты Иркой и останешься, как ни выделывайся) в полном отчаянии и горе откачивала своего отца – прекрасного старого актёра Александра Григорьевича Аллегрова, чьё сердце не вынесло самолётных кувырканий и перепадов давления (всё обошлось,  ему просто стало плохо), Маргарита Терехова пила коньяк, материлась и молилась, мой Саша сходил с ума от того, что знал, что я схожу с ума, администраторы, которые при любом раскладе собирались жить вечно, пересчитывали деньги, вязали их в пачки и складывали в баул…
А тем временем объявили, что аэропорт закрывается по причине штормовой угрозы, и что в ближайшее время никто не улетит и, что самое ужасное – никто не прилетит… И я не знаю, сколько я простояла там наверху над каменным полом, но вдруг ко мне подбежал Саша, и стал рассказывать, как они летели, как долетели, как он уже полчаса ищет меня по всему аэропорту, и как хорошо, что меня с ними не было…»
emil

ШУТКА ЮРИЯ АНТОНОВА

Мой школьный приятель, будучи школьником, побывал на концерте Юрия Антонова, остался недоволен его поведением: высокомерный, – сказал; кто-то преподнёс ему цветы – он устало их принял, даже не взглянув на дарителя. Помню, я очень удивился: зачем звезде себя так вести?
Вспомнил об этом, прочитав у Евгения Степанова о шутке Юрия Антонова:
«Середина девяностых. Футбольная команда «звезд» российской эстрады «Старко» и сопровождающие лица отбывали из аэропорта Внуково в Одессу на матч с футбольной командой тамошних бизнесменов.
По трапу в салон самолёта поднимались Александр Буйнов, Сергей Минаев, Алексей Глызин, Михаил Муромов, Крис Кельми, Андрей Державин, Владимир Пресняков-младший, а также дамы – Алла Борисовна, Кристина Орбакайте...
Я как корреспондент журнала «Столица» тоже участвовал в этой поездке. И поднимался по трапу рядом с Юрием Антоновым. Юрий Михайлович, помню, мрачно пошутил:
– Если этот самолет рухнет – п. советский эстраде!
Ничего – долетели».
emil

ОШИБКА

Мне попал в руки ценный документ, не могу удержаться, чтобы не привести его потрясающее содержание.
Основной текст – напечатан на второй половине страницы. Сверху – от руки, наискось – резолюция. Итак:

«Командиру ВЧ 15956
п-ку Пушмину А.Г.
от командира 1-й АО
п/п-ка Григорьева В.И.

                                                                        РАПОРТ
                                                  о результатах служебного расследования

20-го августа 1987 года экипаж майора Гулимова И.К. на самолёте АН-12 N 83 выполнял полёт по маршруту Львов-Луцк-Дубно-Львов. При этом производилась перебазировка истребительной эскадрильи с аэродрома Луцк.
Выполняя задание, по метеоусловиям Львова экипаж остался на ночёвку на аэродроме Дубно.
После ужина в летной столовой, экипажем в гостинице была выпита полученная от командира Луцкой эскадрильи пол-литровая (по утверждению экипажа) бутылка технического спирта.
Ночью помощник командира корабля лейтенант Матвеев С.А. встал в туалет по малой нужде. Однако уставший после напряжённого летного дня л-т Матвеев С.А. в темноте перепутал дверь в туалет с дверью во встроенный одёжный шкаф, зашёл в последний и помочился в летные сапоги м-ра Гулимова И.К.
Майор Гулимов И.К. заметил происшедшее только утром, надевая сапоги на ноги.
В результате сложившейся психологической несовместимости прошу изменить состав штатного самолёта АН-12 N 83.

Командир 1-й АО
п/п-к Григорьев В.И.
22.08.1987.»

Резолюция:

«Василий Иванович!
Не надо мне ебать мозги!
Буду я еще из-за всякой хуйни изменять установленный приказ по части!
Объяви Матвееву выговор за несоблюдение субординации, а Гулимов пусть нассыт в сапоги Матвееву и успокоится!
п-к Пушмин».