Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ДЕТДОМ НА НАБЕРЕЖНОЙ

Когда я шёл улочкой по-над Себежским озером в поисках дома, в котором прожил много лет назад, мне встретилось продолговатое строение: первый этаж – каменный (окна упираются в траву), второй – деревянный, крутая двускатная, крытая шифером крыша. Помимо таблички «Набережная, 5» увидел и памятную доску. Кто ещё тут из великих, кроме меня, успел пожить?! Остановился: «В этом доме в 1925 – 28 гг. воспитывался и учился Нарица Михаил Александрович, писатель, художник, общественный деятель».
Если неведомый мне Нарица здесь воспитывался, значит, надо полагать, это бывший детдом.
Конечно, хотелось подробностей. И биография открылась мне драматичная… Постараюсь предельно коротко.
Михаил Нарица родился в 1909 году в деревне под Себежем; окончил Ленинградский художественный техникум, женился, в 1935-м поступил в Академию Художеств – и в том же году его арестовали: 58-я статья, 5 лет лагерей (Коми ССР). После освобождения жил с семьёй, высланной в 37-м в Архангельскую область. В 1941-м его освободили от призыва в армию: язва желудка. До 1949-го Нарица работал школьным учителем – пока его снова не арестовали, а через год отправили в Караганду на вечное поселение; там он начал писать автобиографическую повесть «Неспетая песня», через которую проходит боль несвободы творческой личности в коммунистическом государстве.
Через семь лет – реабилитация, Ленинград, восстановление в Академии – то есть теперь уже в Институте живописи и скульптуры имени Репина.
В 1960 году Нарица, получив отказ в советском издательстве, решил передать свою повесть за рубеж через французскую туристку. Случай представился в Эрмитаже. Тогда его и задержали дружинники, подчинённые Лернеру – тому самому, кто через четыре года организует процесс над Бродским. Освободили только благодаря отказу француженки подтвердить, что рукопись передал именно Нарица.
В конце того же года он стал добиваться отъезда из СССР, но его снова арестовали: институтская преподавательница исторического материализма донесла в КГБ: Нарица ей рассказывал о попытке передать рукопись «во враждебных для СССР целях». Его признали невменяемым и определили спецпсихбольницу.
Освобождение пришло после снятия Хрущева. Михаил Александрович с семьёй выехал в Латвию, продолжал писать, добивался выезда из страны. А в 1975-м – снова арест, снова психушка – только теперь в Елгаве и Риге. Через год, наконец, его признали вменяемым и социально неопасным.
Умер писатель и правозащитник в 1993-м, через год после реабилитации.
В 1964 году во Франкфурте-на-Майне вышла его «Недопетая песня» (переведена на немецкий, голландский, греческий); воспоминания и статьи опубликованы в заграничных сборниках и в периодике (Мюнхен, Франкфурт-на-Майне, Париж); и есть ещё записки художника «Конец или начало?» 1996 года, место издания, как ни поразительно – Петербург
В 2014 году родственники Михаила Александровича Нарицы привезли в Себежский краеведческий музей экспозицию: графические работы, личные вещи, копии обвинительных приговоров. Понятно, ничего из этого я не видел.
Но сказал «ура!» питерскому журналу «Звезда», когда в № 11 за 1997 год нашёл короткие воспоминания Михаила Нарицы о третьем и четвёртом, аресте, подготовленные сыном Фёдором. Ну хоть что-то.



Tags: путешествия
Subscribe

  • ПАРК-ВОСПОМИНАНИЕ

    Сейчас это всё кажется каким-то фантастическим сном в стране, где правят злые бесы. Пустые улицы, оживлённые лишь дружинниками, которые вправе…

  • ПОЛУКРУГ

    «Типичная для довоенных времён история», – так назвал рассказ пожилой жительницы хутора Донской, что в дельте Дона (ниже города Азова) Владимир…

  • СОВЕТЧИЦА

    Мой друг Юра не устаёт удивляться своей тёще: она не скупится на советы и рекомендации – причём в вопросах, в которых совершенно не разбирается. Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments