Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ПОЖАРНАЯ ХРОНИКА

В 2002 году в Наровчате (глубинка Пензенской области, родина Куприна), в доме, где я остановился на ночлег, случился пожар (вещи спасти не удалось, - в том числе и мои). Впоследствии я написал об этом рассказец «Гость Наровчата». Вот отрывок:
«На улице уже собралась добрая половина Наровчата и глазела на разгорающийся дом – гудящий, трескающий, стреляющий; эти крепкие, дружные звуки давали понять, какую чудовищную работу проделывает в комнатах озверевшее пламя. Из окна, как из трубы, пёр дым, его было много, и он спешил, отчаянно рвался к звёздному небу, где и растворялся бесследно.
Увы, огня было ещё больше. Это стало ясно, когда окно выдохнуло, наконец, всю дымовую гарь и залилось чистым, торжественным ярко-красным светом.
<…> Пламя вышло на свободу; оно шумно вырывалось из окна, ползло по фасаду и лизало крышу, пытаясь во что бы то ни стало покончить с ними до рассвета. С натужно-долгим треском тяжело рухнуло мощное бревно фронтона. Следовало ожидать падения остальных. И с таким же мучительным, душераздирающим хрустом пали второе, третье, четвёртое... Дом был обречён.
На лицах хозяев, как на картинах Рубенса, дрожали кровавые отблески <…>».
А недавно в сборнике Владимира Нестеровского, ленинградского (петербургского?) поэта с отталкивающе-алкогольной репутацией, уж скоро лет десять как почившего, я прочитал стихотворение «Пожар», написанное с явным упоением. Кажется, Нестеровский вместе со мной наблюдал тот наровчатский кошмар. Стихотворение длинное, две последние строфы мне кажутся лишними, искусственными, но выбрасывать не стану: в Интернете этот стихийный поэт почти не представлен.

И твердь раскалялась во чреве пожара.
Во чреве пожара, железо калеча,
Бесовская страсть поросёнком визжала,
И таяли брёвна, как сальные свечи.

Пожару плевать на несчастье, он весел,
Он гордый пират, упоённый победой.
Он жаркий язык с подоконника свесил,
Он хочет сегодня роскошно обедать.

Он видит, как мечутся в панике люди, –
И в пляску идёт и пускается в хохот.
Он дерзок, но кто победителей судит?
И скорость пожар набирал, как эпоха.

Когда весь домишко огнём был охвачен
И чрево наполнил пожар-пожиратель, –
Он крылья расправил, и выгнулся хватом,
И в звёздную высь потянулся жирафом.

Пожар – это мира конец и начало.
Такая ж судьба уготована звёздам.
И грозная сила во чреве дичала,
И резко трещал раскалившийся воздух.

И что ему шланги, багры и лопаты,
Когда так неистова жажда соблазна!
И ночь становилась от искр конопатой,
И твердь превращалась в бесплотную плазму.

И угли свистели – пожарова челядь, –
Трассируя пулями чахлую местность.
Лишь только добро растворилось во чреве,
Он сладко икнул и пропал в неизвестность.

Мгновения жизни собою заполнив,
Он вызвал восторг и посеял кошмары.
Он весь превратился в незримые волны,
Осталась лишь только зола – мемуары.

Пусть будет смятенье, пусть слёзы прольются,
Но солнца пожар эта ночь не потушит.
Есть красный пожар мировых революций,
Есть светлый пожар, очищающий душу…

Пожары, пожары – в сознанье кинжалы.
Живёшь до забвенья, поёшь на пределе.
Я – часто бываю счастливым пожаром,
Когда разливается ад в моём теле!
Tags: Владимир Нестеровский
Subscribe

  • ДВА ПОЭТА ПОД ОДНОЙ ОБЛОЖКОЙ

    В 2021 году в Москве вышла поэтическая книга двух авторов-друзей – Данила Файзова и Юрия Цветкова «Совпадение». Редакция журнала «Лиterraтура»…

  • О СМЫСЛАХ И ПРОЧЕМ

    Очередная серия моих записок в петербургском «Зинзивере». Правильное название – «Возвращение за смыслом» (в анонсе перепутали, написали машинально –…

  • НА ФОНЕ НЕВЫ

    Доказательство того, что я всё-таки был этим летом в Петербурге. Фотографировал прозаик Саша Либуркин. Фото, по-моему, чересчур красочные, это не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments