Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ПИР ПОСЛЕ РАЗГРОМА

«Ты молодой человек, ты должен увидеть своими глазами и запомнить», – сказал Арсений Ларионов, назначая мне встречу в издательском доме «Советский писатель» на Поварской, разгромленном «Московским комсомольцем». Пока два года шли суды, здание, которое старалась захватить, присвоить команда Гусева, было опечатано.
За это время гусевцы опустошили книжный склад (пачки вывозили несколькими машинами), искорёжили типографскую технику (извлекали нужные механизмы), украли огромное количество материальных ценностей – не остановились даже перед тем, чтобы вырвать закреплённую в стене икону из фамильного иконостаса… нет, всего не перечислить… Воры преследовали двойную цель: и обогатиться, и морально уничтожить Ларионова, писателя, генерального директора издательства, главного редактора журнала «Слово». Конечно, это не конец, они не остановятся, силы за ними стоят немалые. Уж больно лакомый кусочек – дом в центре Москвы, в нескольких минутах ходьбы от Красной площади…
После проявленного Арсением Васильевичем северного гостеприимства (сидели в его кабинете на скромных стульях: мягкий диван, на котором мне иногда и ночевать приходилось, также был украден гусевцами) я добирался домой как во сне: мы укокошили две бутылки. Увы, никаких горячих блюд – только закуска (электроплиту и микроволновку тоже украли)… Ларионов нагрузил меня подаренными книгами и журналами, которые я поместил в три пакета. Пакеты, один за другим, стали рваться уже в метро; книги вываливались и, как бы издеваясь, устраивались на полу развёрнутыми гармошками. И всегда кто-то находился, кто бросался на выручку, приседал, подбирал… Один даже рванулся из вагончика, когда дверь уже закрывалась, и помог мне поместить книги под мышку. Как в тумане, помню двух полицейских, участливо вглядывавшихся в мои хмельные глаза; потом была и другая патрульная пара, подошедшая ко мне с какими-то сочувственными нотами. А когда я добрался до длиннющего перехода к Павелецкому вокзалу – и через каждые пять метров у меня рушилась ларионовская продукция, – из-за череды киосков возникла и торопливо направилась ко мне третья пара полицейских… с двумя новенькими пакетами (которые, в свою очередь, тоже порвались – однако дали возможности дойти до конца перехода). Откуда взяли??
И никто из них не поинтересовался, что я за личность. Чудеса...
Говорят: Москва – город равнодушный, жестокий… Но не надо обобщать. Вообще – ничего не надо обобщать.
Tags: Арсений Ларионов
Subscribe

  • НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА

    Очередная серия моих дневниковых записей, сделанных в 2013 году (петербургский журнал «Зинзивер»):…

  • СОЗЕРЦАТЕЛЬ СЛОВЕСНЫХ ЧУДЕС

    Невероятно, но появилось мини-эссе… обо мне. Там всё хорошие слова. Я на полном серьёзе ко всему этому не отношусь – но на полном серьёзе благодарен…

  • ПРОСТОЕ СЧАСТЬЕ

    Вчера вспомнил Бунина, который написал, что, может быть, счастье – это «сад осенний за сараем / И чистый воздух, льющийся в окно». А сегодня утром –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments