Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

ПОПЫТКА КРИТИКА

Ещё раз (ниже) привожу ссылку на мои отзывы о поэтических книгах; там первый – об Игоре Караулове, который дал в Фейсбуке ссылку на мой обзор. Я не помню столь пылкого обсуждения мною написанного. Выбираю самые характерные реплики.

Игорь Караулов: Через полтора года после появления книжки «Ау-ау» вышла третья рецензия на неё, написанная с нескрываемой ненавистью ко всему, что я делаю. Спасибо, Эмиль Сокольский!!

Изяслав Винтерман: Игорь, я не увидел в рецензии ничего на уровне любви-ненависти. Просто попытка понять и интерпретировать.
– Попытался понять – и назвал лживым графоманом, которому нет места в русской поэзии.
– Это вряд ли. Эмиль очень культурный. Но попытки понять бывают и неудачными. Только автор в этом смысле знает. От себя скажу ещё раз, что мне не все нравится в твоих поисках но однозначно нравится сам поиск. В этом ты лучший на сегодня, на мой взгляд. И в нем у тебя встречаются шедевры.

Роман Ненашев: По-моему, неплохая рецензия.
– Посмотрим практически. Вот мне сейчас нужна подборка отзывов для рекламы спектакля во МХАТ. Я могу что-то взять из этой рецензии? Ни одного предложения. Ни из одного предложения не следует, что этот автор может быть интересен слушателю. Ну и чем она хороша?
– Ну, для рекламы не возьмёте, да. Но сама рецензия - как попытка критика понять своё отношение к книге – неплохая. По крайней мере, считывается. И комьев грязи в вашу сторону не летит – там тоже, скорее, попытка разобраться и понять. Ну, мне так кажется)
– Я на самом деле – честно – не испытываю никакого плохого чувства ни по отношению к этому тексту, ни по отношению к его автору. Я говорю «ненависть» в концептуальном, а не человеческом смысле, ибо именно в этом тексте мне открылась вся глубина моего расхождения с «традиционным» крылом. И глубина ужасает. А человек Эмиль удивительно приятный.
– Рецензия написана с явным интересом к вам. Я после такой скорее всего полез бы искать полнотексты автора для ознакомления)

Анна Банщикова: Что интересного он может написать? Я вообще удивилась, увидев здесь эту фамилию. Даже читать не стану, смешно.

Андрей Щетников: Прекрасная рецензия, с глубоким пониманием прочитанного. Я бы такой был очень благодарен. И слова про «чужака» я понимаю именно как хвалу, причём высшей пробы.

Юлия Караулова: Почему о стихах умного человека пишет человек неумный? К слову, ныне пишущие литкритики утомительно неумны

Олег Дарк: Ненависти не заметил, это ты зря.
– У критиков есть такое обыкновение... они готовы взахлеб хвалить кого угодно, но никогда прямо не скажут, какой я молодец. Если прочитать всю скудную опубликованную критику обо мне, вообще невозможно понять, почему меня ещё печатают, куда-то приглашают, почему мне разные издательства выпустили бесплатно шесть книг (и ещё имеются предложения)... Ну, какой-то недоделанный путаный графоман.

Евгений Никитин: В поэзии есть светлые многокомнатные дома, где всем есть место, но много шума, есть лофты, в которых исчезают границы между поэтиками. Эмиль живет в уютной комнатке 5×5 метров. Это комнатка для возвышенных людей с возвышенными стихами. Ну да: «возвышенный» человек любит иногда выйти погулять в злачных местах, поговорить с пьяницами и забулдыгами, в них же есть что-то сермяжное, народно-есенинское. Это его ещё больше «возвышает». Но, Эмиль, я написал наугад, не вдаваясь, тем более я плохо представляю ваш охват авторов. Если ошибся, прошу прощения.

Игорь Караулов: Дорогой Эмиль, мне даже уже неловко перед вами. Я чувствую, что с меня бутылка. Вы подвижник, вы в самом деле читаете мало кому интересные книги, и это дорогого стоит. Я лишь указал на некоторую ограниченность вашего метода – мало ли, может, вам пригодится. Я никакого урона от вашего непонимания не понёс; я двадцать лет назад пришёл в литературную сеть и теперь с ужасом осознаю, что не помню имён половины людей, которые авторитетно меня ругали.

Владимир Козлов: Интересная дискуссия получилась, ни с кем, по большому счету, не согласен, поэтому коротко напишу, что думаю. Эмиль действительно выбрал поэтику, которая за пределами его понимания. Дело не в возвышенности вообще, Эмиль понимает и блестяще считывает язык эмоций, который для русской поэзии вообще-то особенно характерен. А считать у Игоря трижды не закавыченные эмоции довольно сложно, у него совсем другой, более холодный инструментарий, и он разный в разных стихах. Но тезис о ненависти могу понимать лишь как кокетливое приглашение к дискуссии (результат, как видим, оно дало). Нет, искренняя сдача; для тех, кто критика знает, Эмиль очень узнаваем именно этой неготовностью понимать всё. Вы-то, товарищи, больно все понимаете. С возвышенным вон уже не подходи. Однако, если бы автор заметки был до конца с собой честен и осознал свое непонимание, он бы не опубликовал эту реплику, я думаю.
http://gostinaya.net/?p=19170&fbclid=IwAR0KZ8Q_DGHnKnF8fu9YM_QvyXbO7R2x4JlaIhOeahOpfER391wNAllisp8
Tags: критика, личное
Subscribe

  • ДОРОГОЙ ТЕНЕЙ

    В конце января прошлого года меня встревожило таинственное стихотворение Максима Лаврентьева (сегодня. кстати, день его рождения): он, значит, до…

  • НУ ВОТ: ТЕПЕРЬ И КНИГА-СИГАРЕТА ЕСТЬ

    Наверное, все всё понимают, но почему-то делают вид, что так и должно быть. Я опять о современной критике. Вот только совсем недавно снова ворчал…

  • ПРОГУЛКИ МАКСИМА ЛАВРЕНТЬЕВА

    Максим Лаврентьев любит бродить по садам и паркам, где волшебно пахнут жёлуди и листва осыпана дождём, любит беседовать насмешливо со скульптурами,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments