Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

СТРАННАЯ ДРУЖБА

Интересные фрагменты я вычитал из записок о Михаиле Глинке. Вспоминает П. А. Степанов:
«Странные были отношения Глинки и Брюллова; по-видимому, они были очень дружны, не только не избегали, но искали друг друга. Брюллов восторгался музыкою Глинки; этот благоговел перед живописью первого; но в душе они не любили друг друга. Глинка, вообще не любивший злословить, иногда с горечью отзывался о характере и нравственных недостатках Брюллова; этот, в свою очередь, не упускал случая зло подсмеяться над Глинкой, конечно, больше заглазно.; но иногда, под весёлый час. и в глаза. Не была же это зависть, это невозможно, они шли разными путями, столкновений между ними никаких не было; где же причины? Полагаю, что в психическом их устройстве. У обоих горел огонь гениальности, но между ними была существенная разница; Брюллов жил воображением, умом и расчётом; Глинка жил воображением и чувством. Глинка весь высказывался, его думы и чувства не были затаёнными для друзей; Брюллов не всегда говорил то, что думал и чувствовал; Глинка был, как сам он говорил мимоза; Брюллова – трудно было расшевелить. Часто видал я у Глинки слёзы на глазах, у Брюллова же, один только раз в жизни, видел я, как слеза покатилась из глаз».
И вот трогательное дополнение М. И. Железнова:
«Однажды за обедом разговор зашёл о Брюллове, и кто-то однажды сказал, что у него было сухое сердце.
– Некоторое время я думал то же самое, – отвечал Глинка, – но впоследствии я начал сомневаться в этом. Я часто сходился с Брюлловым и при нём у Кукольника сказал, что представить меня в карикатуре было невозможно. Брюллов слова мои замотал себе на ус и сделал на мои жесты ряд карикатур, которые задели меня за живое. Заметив это, Брюллов так зло стал преследовать меня своими карикатурами, что я совершенно охладел к нему. Но потом, когда его племянница выходила замуж, он приехал ко мне, просил меня съездить с ним… выбрать для него фортепиано, и так хлопотал всё хорошо придумать, чтобы подарок доставил племяннице удовольствие, что я невольно подверг сомнению его сухость сердца. Но вот что меня поразило и тронуло. По приезде из Испании я сделал Брюллову визит и просидел с ним довольно долго. При прощании Брюллов сказал мне: "Ну, я скоро уеду отсюда умирать и тебя, верно, более не увижу. Я часто досаждал тебе; но ты забудь это: я очень хорошо понимал, что изо всех людей, которые здесь меня окружали, только ты один был мне брат по искусству". Я не выдержал, бросился ему на шею, и мы оба прослезились».
Тонкое это дело – человеческие отношения!
А вот почему Глинка, своими сочинениями объявивший вызов «итальянщине» в отечественной музыке, в то же время восхищался «итальянщиной» в живописи Брюллова? Интересно, интересно...
Tags: мемуары, музыка
Subscribe

  • ТРИ МЫСЛИ

    Поэт Валерий Черешня, петербуржец – для меня образец мудрого, мыслящего человека; большая радость читать его дневниковые записи (или записные книжки…

  • ОРЁЛИК

    Остаётся с десяток километров до станицы Вёшенской, всё ближе и ближе Дон, и словно сама дорога, стремясь под уклон, подгоняет машину: быстрей,…

  • СМИРЕННОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

    Начал читать роман Виктора Лихоносова, нашего современного классика, «Наш маленький Париж» (то есть Екатеринодар, Краснодар). Потому что я недавно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments