Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ГРУСТНЫЙ АЛЕКСАНДР ПЕРЕВЕРЗИН

Спасибо Александру Тимофеевскому, обратил моё внимание на поэта Александра Переверзина: подарил мне книжечку «Документальное кино» (нашёлся «лишний» экземпляр). И с тех пор при разговорах вспоминаем добрым словом и его, и издательство «Воймега», в котором, кроме переверзинского, вышло и выходит немало интересных поэтических сборников. Переверзин многими стихами пришёлся мне по душе, несмотря на то, что – много печальных. Самое душевно-тяжёлое – цикл «Письма на юг», это сама боль:

в этом городе всё наоборот
вот трава вверх корнями растёт
вот от устья к истоку река
утекает и вода легка
даже воздух тяжелей её
здесь на улицах вечерних зверьё
не боится человечьих теней
ночи здесь тысячелетий длинней
здесь темнеет беспросветно к утру

в темноте самого долгого дня
ты сказала что я не умру
ты сказала что забудешь меня
я не верил то есть верил так вот
в этом городе всё наоборот
кроме неба и под небом тебя

Здесь случай, когда не расставляешь мысленно запятые, это единое, набормотанное глухим тихим голосом предложение. А вот сонет, в котором уже – готовность жить дальше, справляясь с бедой расставания:

Когда недели, словно поезда,
без остановки пролетают мимо,
становится понятна и проста
вся бесполезность этого экстрима –

быть без тебя. С Чугунного моста
посмотришь вниз: вода необратимо
не движется, и жизни пустота
как никогда сейчас невыносима.

Докуривай, к автобусу спеши,
Темнеет, на Болотной ни души...
На шум черёмух и автомобилей,

через ворот распахнутый проём
иди, как мы когда-то шли вдвоём
из темноты на свет, – и выходили.

Почему так мало стихов? Бережливость к слову? Или, как Арсений Тарковский, Переверзин остерегается: «Мне бы только теперь до конца не раскрыться»? И каждое стихотворение даётся нелегко? Только догадываться...
Tags: Александр Переверзин
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author