Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

СВЕТЛАЯ РОЩА

В Таганрогском художественном музее есть три работы Архипа Ивановича Куинджи: две картины и эскиз. На Петровской улице – дом, где он жил с 1860 по 1865 год. Получилось так: друзья посоветовали ему поехать в Феодосию к Айвазовскому, но известнейший маринист не распознал в молодом человеке таланта. Куинджи вернулся в родной Мариуполь, потом переехал в Одессу, а после Одессы – в Таганрог; всё это время он работал ретушёром в фотостудиях. Осознав, что великим фотографом ему не стать и что его призвание – живопись, отправился в Петербург.
На волне недавнего скандального события – кража картины из Третьяковки – я был свидетелем разговора двух знакомых девушек, интересующихся живописью. Они высокомерно отзывались о художнике: мол, он иллюстративен, неглубок, бьёт на внешний эффект, и т.д. Ну я-то понял, откуда «ноги растут»: явно они подпали под влияние книги А. Бенуа «История русской живописи в XIX веке» – увлекательной, изящно написанной, но… культурнейший человек, знаток изобразительного искусства, Бенуа иногда обнаруживал снобизм в восприятии некоторых мастеров кисти. Вот и о Куинджи он писал: о «внутренней пустоте» его цветистых красок, театральности его почерка, нарочитости образов.
Уверен, что Бенуа просто был во власти своей эстетики – которую так же можно раскритиковать: театрально, нарочито… Всё это ерунда. Поскольку с Бенуа не поспоришь, пришлось вправлять мозги девушкам. Достоинства Куинджи – в том, что он первый из русских художников осмелился показать самоценность самой краски – ясной, звучащей; показать самоценность света; избавить картину от лишних деталей, от тщательного их выписывания – и добиваться художественного упрощения пейзажа, возводя его на уровень символа.
Впрочем, Бенуа нашёл для Куинджи и высокие слова, назвал его выдающимся мастером, страстным поклонником красоты, и дал понять, что без новаторства Куинджи развитие русской живописи наверняка затормозилось бы.
Кстати, насчёт «театральности». Однажды у меня случился интересный опыт.
Это было в городе Галич Костромской области. Мне заходилось увидеть Галичское озеро во всей его шири, и я стал подниматься на возвышенность, которая называется Шемякина гора. На склоне росли берёзы. Наплывали сумерки. И вдруг я обратил внимание, что в этой рощице – светло! Светились берёзовые стволы, будто внутри провели подсветку. Я даже остановился, удивлённый… И вспомнил «Берёзовую рощу», которую считал написанной «под внешний эффект»!

Tags: живопись, путешествия
Subscribe

  • ДОБРЫЙ ШЕФНЕР

    Наводил порядок в своём книжном шкафу, и наткнулся на книжечку Вадима Шефнера, очень популярного когда-то ленинградского поэта с интересной,…

  • РАЙМОНДА

    Вдоль берега Финского залива бежит извилистое, неширокое Приморское шоссе, и вот где-то рядом с ним, в сосновой роще, в черте Зеленогорска слегка…

  • ГУЛЯЮТ ТАМ ЖИВОТНЫЕ...

    Ну зачем нам два Зеленогорска? – продолжал я думать, направляясь от финской кирхи далее по улице Ленина. – Ладно в Красноярском крае: выстроили…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments