Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

БОЛДИНСКИЙ ПРИЮТ

В год двухсотлетия Пушкина я побывал в его родовом имении (пребывание поэта в Болдине, как известно, имело великие последствия для русской литературы). С тех пор прошло – неужели? – двадцать лет!
Всё вижу как сейчас, и всё в высшей степени романтично, хоть стихами говори… Приехал я в Болдино из Нижнего Новгорода – и удивился: почему путеводители предупреждают, что гостя может охватить разочарование при виде неброского села и окружающих просторов? Я шёл по улице и получал удовольствие, которое испытываешь в большом, но всё-таки селе, добротном, извечно спокойном, неторопливом, отстранённом от больших дорог, с простодушными огородно-фруктовыми дворами... Ни один даже маленький город не даёт такого острого ощущения слияния с природой. Нашёл маленькую гостиницу; меня определили в прохладную комнатку.
В 9 часов, в преддверии сумерек, захотелось не откладывая сходить в заповедную рощу Лучинник – по преданию, любимое место прогулок Пушкина.
За прудами возникли низкий заборчик и ряд высоких тополей, там – пушкинская усадьба (это – назавтра). Я направился на дальнюю околицу.
За длинным прудом дорога ушла в простор полей и неба.
К какой чудной рощице я приблизился! Она сползала со склона пригорка, словно кем-то завитая, издалека маня как нечто экзотическое. Я сбежал в глубокий и широкий волнистый овражек, застеленный нежной зеленью, перемахнул через ручей и взобрался к роще – сплетению стелющихся дубов, ясеней и клёнов. Ни одной тропинки! С поляны, обсыпанной ромашками, только что съехали на телеге косцы. Чуть выше, на горке, грустили берёзы. Я взошёл к хорошо проезженной дороге; к золотистому разливу пшеницы – совсем рядом она соприкасалась с небом.
Спустился крутой тропкой на дощатую площадку к чистому роднику, отмеченному деревянным павильончиком. Из этого родника, конечно, пил Пушкин.
Сумерки быстро превращались в непроницаемую тьму. Село угадывалось в сиротливой полоске огоньков; когда я вернулся, оно уже засыпало.
Наутро, гуляя среди могучих ив, тополей, жёлтой акаций, берёзовых аллей, вишнёво-яблоневых посадок, я ловил себя на том, что старины тут особой и нет: о Пушкине поневоле забываешь. Больше говорили о нём виды на дальние волнистые поля, чем даже несколько тонких старых лип (по всему видно – безнадёжно больных), и чем даже пруды и белая дуга мостика с двумя сказочными елями по берегам. Построенная по инициативе директора усадьбы Геннадия Золотухина, деревянная часовенка на Буравушкиной горке, весёлая. по-северному чудная, была ещё слишком свежа и музейна, чтобы веять далёким прошлым.
«Пушкин – это не столько усадебный парк. сколько виды болдинских окрестностей», – сказал я вечером директору усадьбы Геннадию Ивановичу Золотухину, когда зашёл в администрацию музея познакомиться, – и он с жаром со мной согласился. Спросил, где я остановился, я ответил: в гостинице. «Зачем? Я тебя поселю в квартиру, в нашем музейном доме, живи на здоровье сколько угодно».
В 10 минутах от музея, на улице Восточной, стояли три или четыре типовых двухэтажных коттеджа. В одном из них, на втором этаже, жили Геннадий Иванович и Тамара Николаевна, автор книги о болдинском периоде жизни и творчества Пушкина (вышла огромным тиражом в 1990 году); моя квартирка была на первом – двухкомнатная, с зелёными обоями и кремовыми деревянными полами. (Помню, первое, что я сделал – сварил суп). Прожил я там неделю; виделись мы каждый день (поскольку заходил в музей рассказать о том, где был и что видел; мы там пили чай). Геннадий Иванович с Тамарой Николаевной даже расстроились. когда я зашёл в очередной раз с известием, что завтра утром покидаю Болдино…

Tags: Пушкин, путешествия
Subscribe

  • ГДЕ ПОТЕРЯЛИ КАТУАРА?

    На савёловском и киевском направлениях Московской железной дороги есть платформы «Катуар». Почему такое название? Рядом с ними находились имения…

  • ЗАПАС РАДОСТИ

    О 130-летнем юбилее Сергея Прокофьева шла речь 23 апреля – композитор был убеждён, что родился именно в этот день (то есть 11 числа по старому…

  • НЕ ТЕ «ЖУРАВЛИ»

    Дело было в Таганроге, мы присели на скамейку на набережной. Спросив – можно к вам подсесть на пять минут? – пожилой человек с нами разговорился.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments