Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ГОЛОС ИЗ НОРУМБЕГИ

«Норумбега» Вадима Месяца – это не просто «стихи для чтения» и «комментарии» к ним. Это книга-действие, это книга прожитого, прочувствованного, дочувствованного, осмысленного и переосмысленного. Она даёт крылья – и стремление их расправить. «И если на этой земле существует рай, / то он для героев, поэтов и колдунов»! А «если пред Богом есть главный грех, то это согбенность плеч», так-то! Цельность книги удивительна, в ней нет ничего случайного, она – прорыв в нашу так называемую «реальную жизнь», в ту реальность, которая на самом деле есть бессмыслица, подмена настоящей жизни. По словам самого автора, он рассуждает «о чём-то вроде свободы от прошлого и от будущего, о бесстрашии, освобождении от уз собственной личности, о естественном поведении, бытии в действии, где каждый жест магичен и что-то значит… О действии, совершаемом с полной самоотдачей, но не принимающем в расчёт ни результат, ни выгоду, ни удовольствие, ни страдание. Действие высшего порядка, которое может быть как исполнением долга, так и деянием недеяния». Дыхание у Месяца глубокое, длинное:

Простор континента на сотню лет

окутал тяжёлый сон,

в нём бродят, уныло стремясь на свет,

остатки ночных племён.

Чтобы оценить Месяца как поэта, достаточно открыть книгу… ну, допустим, на стихотворении «Медведь»:

Медведь лесной, исполненный болезни,

растерян и стеснительно коряв,

ворчливые во тьме бормочет песни,

бездумно ищет корни диких трав.

Принюхивается к едкой черемше,

обходит шестицветник приворотный,

и всё ему, увы, не по душе

в широкой фармацевтике природной <…>

Понятно, его «Норумбега» – для немногих. И это хорошо: чувствовать себя одним из немногих…

Сегодня – день рождения Вадима Месяца.


Tags: Вадим Месяц
Subscribe

  • ТРУДНАЯ ЖИЗНЬ

    Вечером зашёл в огромный магазин «Солнечный круг»; там есть отдел, где нарезка, где укладывают в контейнеры еду домашнего приготовления. Покупателей…

  • ЭПИДЕМИЯ

    Вчера соседка по подъезду: – Давно ты видел Марью Степановну? Я давно; наверное, к сыну уехала; там же у неё проблемы… знаешь же… – Да знаю, сын –…

  • ПРОСТЫЕ ФОБИИ

    Читаю рассказы проживающего в Америке Макса Неволошина – как правило, короткие, сюжетные – и притом психологичные; и вот – «Фобии», где автор…

Comments for this post were disabled by the author