Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

УМНАЯ ЖЕНЩИНА

В Москве, в квартире театроведа Валентина Германа, я увидел большую книгу Михаила Фёдорова «Егор Исаев», изданную в Воронеже в 2016 году. Рукопись одного из рассказов Фёдорова я однажды готовил для журнала «Дон», и потом познакомился с автором лично; знал его и Герман – по жизни в Воронеже, и принимал у себя в Москве. Так вот, Фёдоров в течение нескольких лет вёл беседы с известным советским стихотворцем, лауреатом Ленинской премии. В этой книге (более 600 страниц!) я нашёл только один любопытный для меня фрагмент: о Рубцове. Упоминаются известный вологодский поэт Виктор Каратаев и ещё более известный – благодаря написанному в 1944 году стихотворению «Его зарыли в шар земной» – фронтовик Сергей Орлов (в Белозерске Вологодской области есть его дом-музей).
Речь идёт о собрании писателей в Архангельске, год не упомянут (возможно, 1970-й).
«Утром я встаю, и входит Каратаев с Рубцовым. От них так несёт! Они: “Мы рады, что вы приехали. Пойдёмте, позавтракаем”. Ресторан на втором этаже, а куратором Союза писателей от ЦК была Нина Павловна Жильцова. И она всегда, где какое мероприятие, присутствует. Она инструктор. Красивая женщина, добрая, хорошая. Мы как раз в ресторан, а она – из ресторана. Она: “Егор Александрович…” И вдруг Коля говорит: “Уберите эту блядь!” Я ему: “Коля, да ведь это Нина Павловна!” А он, видимо, не знает. А Сергей Орлов должен на этом пленуме делать доклад о северной поэзии, и в основном этот доклад строился на стихах Рубцова. А теперь надо же его выгонять! А доклад тогда как? Приходят ко мне и говорят: “Егор Александрович, что будем делать?” – “Не знаю, будем думать”. Я спускаюсь к Рубцову и говорю: “Коля, ты мужик или нет? Когда все будут выходить – перед началом пленума, – из парадного подъезда гостиницы будет выходить и Нина Павловна, ты давай подходи, при всех проси прощения”. И вот утром Нина Павловна выходит, и рядом все стоят, и Коля: “Нина Павловна, да вы простите меня”. Нина Павловна по-женски, уже никакой не инструктор, повернулась в к нему и: “Коля, да за что же ты меня так?” Всё! Улыбка. Как будто второе солнце встало. И засмеялись. Вот умная женщина. Другой бы Николая… А она к нему: “Коль”, а не Николай Михайлович. Пленум прошёл на улыбке. Об этом написал ленинградец Коняев, но он многое переврал».
Tags: Рубцов, мемуары
Subscribe

  • ПОЧТИ ДВОЙНИК

    Рассказал старейший журналист Николай Андреев. «В 1971 году хоронили Твардовского. Гроб был выставлен в Центральном доме литераторов. Милиции был…

  • РАСУЛ ОТДЫХАЕТ

    Нина Краснова передавала рассказ Анатолия Шамардина: «У меня были хорошие отношения с поэтом Яковом Козловским, который переводил кавказских поэтов…

  • СБЕРЕЖЁННЫЙ

    «Толя Шамардин рассказал мне историю, которую в своё время рассказал ему поэт Яков Козловской, переводчик Расула Гамзатова», – поделилась со мной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments