Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ВЕЧЕР С СОЛОВЬЯМИ

Интересно складывались у меня отношения с Евгением Коноваловым. Ещё когда у был только Живой журнал, я на первых порах делал зафренды людям, которые могли бы, наверное, быть мне интересны. Четыре-пять человек не ответили, среди них был Евгений. Когда у меня появился Фейсбук, не ответившим я, естественно, приглашения не отправлял, но человека два-три сами мне их прислали (чем немного меня удивили). И вдруг получаю письмо от Коновалова: он писал, что состоит в редколлегии журнала «Эмигрантская лира» и был бы рад принять от меня любые материалы, поскольку с удовольствием читает мои отзывы на поэтические книги. Материалы я так и не отправил, но мне удалось оказать ему услугу: достать – и переслать в Ярославль – желанную книгу, да ещё и с автографом автора. Обрадованный Евгений выразил желание отпраздновать это событие, как только мне случится побывать в его замечательном городе.
Мы не всегда встречались, когда я приезжал в Ярославль, но всё же эти встречи можно назвать регулярными. Я написал: «интересно сложились отношения». Интерес заключается так же и в том, что, несмотря на сходства в оценке отдельных поэтов и отдельных стихотворений, у нас проявились и довольно принципиальные противоречия. Писать об этом не буду, только поясню, что дело не в разности мнений по поводу какой-либо литературной фигуры (у каждого есть полное право на собственный взгляд), а в самом подходе к некоторым вопросам, в самой идее освещения этих вопросов, в самом замысле критических статей.
При встречах об этом можно было бы говорить долго, но мы решили минимально сокращать такие беседы и общаться не на проблемные темы: например, о природе; в частности, меня очень интересовало, как поэт и критик однажды сплавлялся по Которосли в резиновой лодке, как обустраивал себе ночлег в лесу. Я, честно говоря, в одиночку ни разу такого не совершал.
У Которосли мы на этот раз, 6 мая, и провели вечернее время, беседуя под благоухание армянского коньяка «Сад камней» и вдыхая смешанный, очень густой аромат речной влаги и лесных дебрей: здесь, прямо в центре города, есть полуостров, омываемый Волгой и Которослью; мы находились как раз напротив этого лесного полуострова и иногда замолкали, чтобы послушать самозабвенное пение соловьёв и зябликов.
А потом переместились в Брагино, новый район города, где Евгений снимал квартиру (чтобы иметь собственную, – не родительскую территорию); меня сразу поразил столик типа журнального, заставленный экзотическими коньячными бутылками: три початые, три в коробках, и одна – ликёр. «Видишь, какой нас ожидает серьёзный фронт работы!» – сказал хозяин. Тем не менее мы культурно, без фанатизма, отведывали «Курвуазье», выходили на балкон любоваться россыпью ярко горящих звёзд, послушать майских соловьёв (они и здесь пели!); и за полночь, несмотря на предложение заночевать, я отправился в свой угол, – дело в том, что думал наутро пораньше отправиться в Ростов Ярославской губернии.
Путь на такси до центра длился, мне показалось долго, но заплатил я всего двести рублей. Удивляюсь ярославским ценам!

Tags: личное, поэзия
Subscribe

  • ПОЧТИ ДВОЙНИК

    Рассказал старейший журналист Николай Андреев. «В 1971 году хоронили Твардовского. Гроб был выставлен в Центральном доме литераторов. Милиции был…

  • РАСУЛ ОТДЫХАЕТ

    Нина Краснова передавала рассказ Анатолия Шамардина: «У меня были хорошие отношения с поэтом Яковом Козловским, который переводил кавказских поэтов…

  • СБЕРЕЖЁННЫЙ

    «Толя Шамардин рассказал мне историю, которую в своё время рассказал ему поэт Яков Козловской, переводчик Расула Гамзатова», – поделилась со мной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments