Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ЮНА ВЕРТМАН У БАХТИНА (1)

В квартире Валентина Германа (я у него останавливаюсь. когда приезжаю в Москву), автора книг по философии, истории и искусствоведению, я увидел сборник воспоминаний «Контуры портрета: Светлой памяти Юны Вертман посвящается» (Москва – Иерусалим, 2016). Имени этого режиссёра, театроведа, преподавателя Государственного Училища Циркового и Эстрадного Искусства, я не знал; а сколько известных личностей её вспомнили в этой книге.
По-настоящему меня заинтересовало только приложение, где размещёны короткие мемуары Юны Давидовны о трёх встречах с философом, культурологом, теоретиком европейской культуры и искусства Михаилом Бахтиным, – точнее, о первой из трёх встреч – в Саранске.
Совсем кратко: в декабре 1928 года Бахтин был арестован как член религиозно-философского кружка (контрреволюционная организация и контрреволюционная агитация!); в Саранск его привёл запрет проживания в больших городах.
Я привожу фрагменты из Юлии Вертман, а рядом вставляю комментарии актёра и режиссёра, Николая Евгеньевича Емельянова, учившегося Вертман в Щукинском училище.

Юна Вертман: Три встречи с Михаилом Михайловичем Бахтиным – один из щедрых подарков судьбы, и на сей раз «рупором судьбы» был Коля Емельянов.
Его поразили книги, он много говорил об этом летом 69 года. Я знала, что Бахтин живёт в Саранске. Коля перед отъездом из Москвы после сессии сказал: «У меня есть идея. Хватит ли у вас здорового авантюризма, чтобы нам вместе съездить в Саранск?»
Чего-чего, а авантюризма у меня тогда хватало. Мы узнали адрес и отправились легко и безответственно. Ехать от Москвы нужно было до станции Рузаевка, а потом местным поездом до города. В Рузаевку поезд пришёл на рассвете (было это 5 июля), и мы вышли на платформу совсем в ином настроении, чем уезжали из Москвы. Нас обоих охватила тревога и недоумение: чего это мы вдруг появимся и что скажем?

Николай Емельянов: Поезд пришёл часов в 5 утра. Местный поезд до Саранска пришлось ждать часа два. Не знаю, как автор воспоминаний, а я вышел из вагона и тут же улёгся спать на первой свободной скамейке. Потом Юна призналась, что была потрясена таким поведением.
С Бахтиными мы предварительно созвонились. Телефон установили через справочное бюро уже в Саранске. говорила Юна. Нам назначили прийти часов в 11–12. До визита к Бахтину мы посетили музей Эрьзи.

Юна Вертман: На деле всё оказалось и проще и страшней. Страшней – потому что одноногий Михаил Михайлович едва передвигался на костылях, к тому же был болен. Жена его Елена Александровна тоже едва ходила, держась за стенку.
А проще, потому что наше появление было воспринято с такой естественностью, будто мы были старыми знакомыми, живущими на соседней улице. Нормальное дело: приехали какие-то двое неизвестных, чтобы задать несколько вопросов. На заданные вопросы, разумеется, следует отвечать незамедлительно и точно. <…>

Николай Емельянов: Емельянов: М. М. не был одноногим во врем нашей встречи. Это легко установить. Шубин перед отъездом предупредил нас о физическом облике Бахтина («У него слабые ноги, – сказал он, – и поэтому плечи кажутся очень широкими), его косноязычии. Но мы совершенно не придавали этому значения. Передвигался М. М. как раз очень ловко. Не помню, чтобы он был болен.
Ещё о внешнем облике Бахтина в тот день: маленькие иссохшие ножки, волочащиеся по полу, маленькие детские костыли. Живо и подвижно было тело вверх от поясницы. Всё остальное казалось частью одежды, а не телом. Помню, он был одет в серый очень старый свитер… с сильно растянутым воротом. Всё это настолько не вписывалось ни в один из шаблонов образа «великого учёного», что мы долго не могли найти нужный тон.
Елена Александровна передвигалась так. Руки всё время раскинуты крестообразно: стенка – стенка, спинка кровати – стол, буфет – стенка. В маленькой комнате, заставленной сплошь очень крупной мебелью, это было нетрудно. <…>
Ростом она была с 12-летнего ребёнка и производила такое впечатление, что в ней вообще нет веса и что держится она не для того, чтобы не упасть, а чтобы не улететь.
Tags: литература, мемуары, театр
Subscribe

  • СВОЕНРАВНАЯ КРАСОТА

    Снова скажу о Константине Андреевиче Сомове, одном из основателей знаменитого художественного объединения «Мир искусства», и не о его замечательной…

  • ПОЧТИ ДВОЙНИК

    Рассказал старейший журналист Николай Андреев. «В 1971 году хоронили Твардовского. Гроб был выставлен в Центральном доме литераторов. Милиции был…

  • ПОЧТЕНИЕ К ПОЭТУ

    Когда встречаешь такое почтение к поэту – памятник в центральном скверике, улица и школа его имени, мемориальный дом-музей, ежегодные праздники, –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments