emil_sokolskij

Categories:

ВОЛОГОДСКИЙ ЛЕШИЙ

4 декабря (в этом году – на месяц позже, чем обычно) в Институте филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета начался ежегодный трёхдневный фестиваль «Дни современной поэзии на Дону», организованный главным редактором журнала современной поэзии «Prosōdia» Владимиром Козловым (к счастью, дни выдались тёплые, с проблесками солнца). Большой радостью был для меня приезд Леты Югай, с которой мы, кажется, знакомы уже сто лет! Она выступила перед студентами Южного федерального университета первой. Несколько экземпляров её последней книги «Забыть-река» привёз в Ростов главный редактор издательства «Воймега» Александр Переверзин. Почти всё в этой книге навеяно впечатлениями от странствий по деревенькам вологодского захолустья. Однажды, после одного негромкого, «домашнего» фестиваля в Вологде, поздно возвращаясь ночевать в пригородное сельцо, я стоял на пустой, чужой всему трассе, ловя попутку. Перспектива дороги растворялась в черноте леса. «Сейчас леший выйдет» – подумалось мне. А что я, спрашивается, мог ещё думать, если в ушах всё звучал голос Леты Югай и её стихотворение «Леший»?

Он идёт выше всех деревьев, подобен чёрной горе,
У него на руках морщины, глубокие трещины на коре,
Нереальный, как будто ландыши в январе.

У него между пальцев мох, на коленке гриб моховик,
Под лопаткой гнездятся совы, но к этому он привык,
Он несёт в руках девочку, дедушко лесовик.

Её мать в сердцах сказала: «Леший тебя неси!»
Вот она тряпичной куклой на ветках его висит,
По щекам её листья бьют, дождичек моросит.

И ей чудится: руки его становятся горячей,
Она пьёт его речи – чистый лесной ручей.
Так носил её над землёй тридцать дней и тридцать ночей.

Это вам не соседские парни, не сестрин жених балбес!
Он был ангелом, а потом падучей звездою – недаром бес.
Кто куда попадал: овинник – в овин, полудница –
в поле. А этот – в лес.

Он был ангелом, но сгорел в атмосфере и почернел,
У него под кожей земля, под землёю мел.
«Знаешь, девочка, как ты мила, как личика сахар бел».

Вынес прямо к деревне. Бабы нашли, кричат:
«Похудела-то как: одни глаза да кости торчат!»
Ну а сам пошёл к лешачихе, собирая орехи для лешачат.

...Но тут притормозила легковушка. Это было довольно прозаично – но всё же лучше, чем ждать на пустой холодной дороге, пока появится леший..


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded