Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ТАКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ

К моему рождению у нас дома уже собралась неплохая библиотека (этим занималась мама; она даже входила в Общество книголюбов, что давало большие шансы достать издания, которые трудно было найти в магазинах). Среди книг была (и есть) биографическая «Жизнь Серова» (из серии «Жизнь в искусстве»). Я тогда, конечно, не знал, что её автор, Марк Копшицер, родился, жил и умер в моём
Ростове-на-Дону. Узнал я об этом, когда его рукопись о Василии Поленове оказалась в редакции журнала «Ковчег» (где я состою в редакционной коллегии); однако возникли проблемы с публикацией (из-за наследников, что ли). «Поленова» опубликовало спустя несколько лет в серии ЖЗЛ издательство «Молодая гвардия».
По воспоминаниям поэта Леонида Григорьяна (также жившего в Ростове), в Союз писателей Копшицера не приняли; руководитель спросил: «А почему вы вступаете в Союз художников, если пишете о художниках? Вот и вступайте в Союз художников!» На что писатель Владимир Фоменко, человек влиятельный в местной литературной среде, ответил: «А если бы Тургенев принёс вам свои “Записки охотника”, вы бы послали его в Союз охотников?»
На это можно улыбнуться, но… ростовские художники, узнав о том, что Копшицеру в писательстве «отказали», действительно предложили Марку Исаевичу вступить в их Союз. Он и вступил.
Пишу я это, поскольку и о Копшицере у нас зашла речь с Еленой Джичоевой, ростовским литературоведом и критиком-эссеистом.
– Все друзья Марка знали о его слабом здоровье, – вспоминала она. – Часто у него не было сил даже встать с постели, и тогда он книги свои писал лёжа, карандашом. Когда же сил не хватало и на это, он надиктовывал тем, кто его навещал. Удивительно, что при таком положении дел Марк предпринимал дальние и длительные командировки: работал в музеях и архивах, встречался с родственниками своих героев, с людьми, которые что-то полезное могли рассказать.
Особая беда – хроническое безденежье… И ещё: кроме него, в доме жили его два престарелых родителя, и они почти не вставали с постели. В один из дней психика не выдержала, и Марк Копшицер повесился.
Кроме изданного, после него остались материалы для книги о Врубеле, которую он готовился писать.
Tags: живопись, литература, мемуары
Subscribe

  • ОБМАНУТЫЕ ОЖИДАНИЯ

    Только что написал о критике – и в Фейсбуке читаю воспоминание Сергея Чупринина (цитируется запись от 6 августа 2017 года). «Несколько лет назад на…

  • РАЗРЕШЕНИЕ НА ГЛУПОСТИ

    Из разговора с поэтом, подарившим свою книгу (он в Фб довольно известен; против публикации этого текста не возражает) . – Я прочитал и предисловие и…

  • ПОПЫТКА КРИТИКА

    Ещё раз (ниже) привожу ссылку на мои отзывы о поэтических книгах; там первый – об Игоре Караулове, который дал в Фейсбуке ссылку на мой обзор. Я не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments