Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

ОРУДИЕ МЕСТИ

Трудно бывает рецензенту, если ему нужно написать о книге, присланной её автором, а тексты в книге пусть милые, но всё ж таки любительские? Приходится призывать на помощь всю свою деликатность, приправляя её лёгким юмором.
Не раз так приходилось делать, и что удивительно – авторы выражали мне горячую благодарность. И правильно: любой опубликованный отзыв – это реклама.
Однако иногда приходится отгребать по полной программе. Вот вчера. Не буду терзать имя автора, заменю инициалами. Моя мини-рецензия:
«Какой добрый человек Лев Аннинский! В книге приведены его слова: «М. К. одинаково свободна в различной стилистике стихосложения, одушевленными мазками и глубиной образов и смыслов манит читателя в добытийный прауровень, в ядро своей поэтической живописи…»
Добытийный уровень… Я не знаю, что это такое, но смутно подозреваю. Возможно, это значит, что М. К., всегда взволнованная, всегда томимая глубокими чувствами – то ясными, то смутными, – будто бы для их выражения на ощупь подбирает звуки, слова; она пишет так, словно русский язык только начинает формироваться как литературный, – а вдруг правильное слово или выражение в полной мере не выразит души автора, мира женской души, отраженной в зеркале природы? Марина Карио в своей книге – «изобретательница» своего языка, своего способа выражения. Я читал – и не переставал удивляться: что, и такое можно совершать с моим родным русским?.. «Пружинит солнце с небосклона, словно мяч…»; «Окольцована светом твоим…»; «Сяду в парке послушать оркестр,/ громыхающий старым металлом…»; «Ты извлекаешь чувства…/ Я выдыхаю слова»; или вот – не могу не привести полностью строфу одного из последних стихотворений в книге:

Я притерпелась к суетливой роли,
От стен кирпичных до вселенской бездны.
И все трудней пронзает радость… – И до боли
Мне обнажаться в нежность форм словесных.

Случай М. К. показывает, из какого «добытийного прауровня» извлекаются ноты, звучащие глубоким почтением к Есенину, Пастернаку, Ахматовой, Цветаевой, Бродскому, Дилану Томасу и Лорке (их имена я встретил в названиях стихотворений и в посвящениях)… Стал бы Иосиф Александрович после знакомства с книгой К. утверждать, что нет такого понятия – «женская поэзия», на чем он настаивал в беседе с Соломоном Волковым?!»
Похвал, как видно, нет, но нет и ничего оскорбительного. И вот автор, жаловавшаяся мне до этого, какая тяжёлая, полная потерь жизнь у неё за плечами – а потому и стихи у неё выстраданы достойны высоких слов, – вдруг пишет:
«Я всё же наткнулась случайно на статью... С больным сердцем гнусность читать, конечно, вдвойне тяжелей. Но мне уже за 50, многое пережито, многих людей повидала... Виден за текстом незримый работодатель… (далее упоминается редактор журнала, у которого, оказывается, когда-то был с автором конфликт – и потому редактор якобы решил отомстить, поручив меня написать “гнусную” рецензию!). Главное, Эмиль, чтобы Вы со своей совестью жили в ладу. Жалко мне Вас. Я думала о Вас много выше...»
Я стараюсь не расстраиваться: писать о книгах – мой выбор, и нужно быть готовым ко всему. Я и готов.
Tags: личное
Subscribe

  • ПОЛУНОЧНОЕ ПИСЬМО

    Из письма (времени прошло много, можно и процитировать, тем более автора я ведь не указываю): «Я вот не так давно стал больше восприимчив к радостям,…

  • ТРУДНАЯ ЖИЗНЬ

    Вечером зашёл в огромный магазин «Солнечный круг»; там есть отдел, где нарезка, где укладывают в контейнеры еду домашнего приготовления. Покупателей…

  • ЭПИДЕМИЯ

    Вчера соседка по подъезду: – Давно ты видел Марью Степановну? Я давно; наверное, к сыну уехала; там же у неё проблемы… знаешь же… – Да знаю, сын –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments