Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

НИНА КРАСНОВА О ПОСИДЕЛКАХ

Давно мы с Эмилем не виделись. Каждый раз он звонит мне, когда приезжает в Москву по литературным делам. И каждый раз я спрашиваю у него, сколько дней он пробудет в Москве, и каждый раз говорю ему, что мы с ним увидимся, «на днях», но не всегда у нас это получается. А на этот раз мы твёрдо решили увидеться. И встретились у меня дома, в Перове. Я приготовила обед и подала к столу щи «по-солотчински» и салат «по-солотчински» и кое-какую закуску. И мы с Эмилем отобедали и помянули пивом «Золотая бочка» и глоточками виски нашего друга и учителя Кирилла Ковальджи, а заодно и Евгения Евтушенко, которые оба ушли на Небеса в апреле этого года, и, конечно, певчую птичку Толю Шамардина, который ушёл туда три года назад. И послушали на диктофоне песни в исполнении Толи… Эмиль ел и нахваливал мои щи и мой салат и всё спрашивал у меня рецепты этих блюд. И вытаскивал из своего рюкзака и показывал мне новые книги», которые подарил ему Евгений Степанов, чтобы Эмиль прочитал их и написал о них для рубрики «Книжная полка Эмиля Сокольского».
Потом мы с Эмилем поехали в гости к Галине Богапеко, которая ждала нас у себя дома около метро «Сходня» на званый ужин вместе со своими гостями из Саратова – поэтом Вячеславом Ананьевым и его женой Светланой. И весь вечер мы провели в этом творческом кругу, где, нарушая «обычай» поэтов, «в круг сойдясь, оплёвывать друг друга», не оплёвывали, а восхваляли друг друга… И там опять поминали и Ковальджи, и Евтушенко, и русско-греческого песнопевца Толю Шамардина, солиста оркестра Леонида Утесова… за прекрасным столом с кружевной скатертью и с очень эстетичной сервировкой, с вазой винограда и мандаринами, с холодными блюдами и горячительными напитками, с водкой «Байкал» и коньяком, и с минеральной водой и персиковым соком, к которым Галина, подала горячее – жареную картошку со сливами, мясом и грибами и с овощами…
Эмиль Сокольский, как ребенок, встал на табуретку, вернее – на стул, и стал читать по стихи Евтушенко «Извините, некогда», Михаила Синельникова «Памяти фотографа» и Вячеслава Ананьева «Очертания детства».
Читал он очень артистично, как если бы выступал в Колонном зале или в Большом зале ЦДЛ. А потом и сам Вячеслав стал читать их, сидя в мягком кресле, как барин. И все мы свободно, непринужденно беседовали на самые разные, в основном литературные, темы и рассказывали связанные с ними веселые истории.
Кстати сказать, выяснилось, что Вячеслав Ананьев и я, оба мы учились в одном и том же Литературном институте и занимались в семинаре у Евгения Долматовского, только я – в 70-е, а Вячеслав – в 80-е годы. У него же в свое время занимались и Расул Гамзатов, и Кирилл Ковальджи, и Евгений Евтушенко, и Владимир Соколов, и Андрей Дементьев, и Гарольд Регистан, и Василий Субботин, и Тамара Жирмунская, и Лариса Румарчук… Естественно, повспоминали и помянули мы и Долматовского. Вячеслав сказал, что Долматовский умел защищать своих «семинаристов». Например, Вячеслава шесть раз пытались исключить, выгнать из института за пьянство, а Долматовский каждый раз отстаивал его.
Тут же мы все вместе спели песню Долматовского «Моя любимая», потом других композиторов: «Огней так много золотых…», «Бежит река» на стихи Евтушенко. Эмиль запевал, мы подтягивали ему. Кстати сказать, Толя Шамардин ценил Эмиля не только как талантливого писателя, литературоведа и музыковеда, но и восхищался его вокальными данными, его «красивым голосом», говорил, что хорошо умеют петь многие, но красиво может петь только тот, у кого красивый голос. И самого Толю мы, конечно, послушали, его песню на мои стихи «Сон под пятницу» и греческую песню «Пока ты со мной, я счастлив». Я прочитала свои стихи «А этот мир и многолюден так, и тесен. В нем появился Толя Шамардин. Мне кроме Толечки никто не интересен. Мне интересен Толечка один».
Вячеслав разъяснил своей Светушке, кто для меня, а не только для всех нас Толя Шамардин, и сказал:
– Когда я умру, ты так же, как Нина, будешь хранить память обо мне и устраивать вечера моей памяти… – Светушка вздрогнула, а он утешил ее. – Я никогда не умру…
…Под конец наших «посиделок» хозяйка напоила нас всех ароматным чаем с тортом «Зимняя вишня». Чай мы пили из прелестных фарфоровых сервизных чашечек…

2 – 5 мая 2017 г., Москва, Перово.
Tags: Нина Краснова, личное
Subscribe

  • ГРУСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ

    Старейший журналист Николай Андреев написал несколько слов о Сахарове, образ академика у меня померк, но может, это просто мгновенная реакция?...…

  • МЕСТО ОТДЫХА

    У нас так: по вагонам электричек ходит билетёрша, а рядом – охранник (обычно пожилые люди). Чтоб не скучно было, – потому что иначе какой в этом…

  • ПОЛЬЗА КРАСОТЫ

    Анри Пуанкаре, оказывается, не только гениальный учёный, но ещё и учёный-поэт! Какова мысль! «Люди практические требуют от нас способов добычи денег.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments