Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ПОД КОНЕЦ СЛУЖБЫ

Все мои письма из армии дома сохранены; а я-то на это и не надеялся! Писал себе да писал. Позавчера перечитывал: интересно! Нужно их будет издать к моему 200-летию. Столько подробностей, о которых я иначе бы и не вспомнил! У меня даже выпало из головы, что я в торжественные моменты стоял с барабаном (у меня хорошее чувство ритма), и это избавляло меня от марширования.
Вот фрагмент из письма, написанного за два месяца до возвращения; здесь и про гауптвахту есть, и про моего «врага»-взводного (старшего лейтенанта, непосредственного командира). Длинные посты в ФБ писать неприлично, понимаю, но я сократил на сколько смог.
«…К сожалению, крайне не повезло со взводным. В ходе итоговой проверки, на строевом смотре я должен был барабанить. Одна палочка куда-то подевалась, пришлось искать какое-нибудь её подобие. Увидав это подобие, взводный был немало им смущён, что воплотилось в монологе, полном враждебных нот; более того – взводный в ярости дёрнул меня за китель и оторвал пуговицу, которая упала ему под ноги. «Разрешите поднять?» – спросил я. Однако на столь законный и вежливый вопрос взводный ответил полным забвением цензурных слов. Из всего богатства родного русского языка он отдал предпочтение лексическому материалу, использование которого не принято в приличном обществе. Хотя и цензурно ругаться у него иногда хорошо получается. Например, одному солдату, который после службы хотел поступать в вуз, он сказал: «Я тебе напишу такую характеристику, что с ней тебя не только в институт – в тюрьму не примут!» Ну а мне он объявил, что отправляет меня на гауптвахту, на 5 суток.
Никогда не думал, что попаду туда, да ещё под самый конец службы! И утром меня повезли. Но судьба улыбнулась: гауптвахта была переполнена. Ей, видимо, выдался обильный улов наказуемых и для меня места не сохранилось. Это был первый случай в дивизионе, когда увезённый в такое место в тот же день и вернулся. Но облегчение было преждевременным. Через три дня мой ревностный командир выписал новую квитанцию, и меня повезли во второй раз. А погода полностью соответствовала ранней осени: тепло, солнечно; в немецких деревнях трудились в огородах мирные жители; их разноцветный весёлый наряд не вязался со своеобразием момента, который я переживал.
Но чудеса, оказывается, случаются и дважды. Два раза мы заезжали к начальнику штаба, без которого невозможно было оформить моё временное местожительство, и оба раза его каким-то непостижимым образом не оказывалось на месте.
Третьей попытки, к счастью, не последовало.
Мне захотелось очень домой, и это не случайно. Во-первых, конечно, до возвращения осталось чуть-чуть, во-вторых – на прошлой неделе я побывал на выезде. Мы, три человека, поехали к одному нашему старшему лейтенанту помочь загрузить вещи в контейнер (ему предстояло перебираться на новое место службы, в Ригу). После нас угощали. Его жена сварила нам макароны (со сливочным маслом!), положив их нам из кастрюли (а не из бачка!) половником (а не черпаком!) в тарелки (а не в миски!). С толстыми сосисками они были превосходны. И только немецкий напиток «Карена» напоминал нам о том, что мы в Германии. Коврики, столики и стулья, газовая колонка, предметы домашнего обихода вселяли в нас умиление, напоминая об утраченной, но близящейся домашней жизни. По окончании трапезы (освоившись, кстати, с тем, как держать вилку и какой стороной колоть) мы испытали небольшое затруднение: не знали, в каком положении оставить на столе посуду: но потом нашли вариант: поставили тарелки одна в другую, а кружки расставили вокруг на равном расстоянии. Получилось вроде бы красиво. Потом мы тепло поблагодарили подошедшую хозяйку, и пошли бродить по городку офицеров. Был тёплый, почти летний вечер…»
Tags: личное, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments