Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ЛИШНИЕ СЛОВА

Ещё немного о том, как я разносил телеграммы после окончания университета (месяца на два устроился на почту – она через дорогу от моего дома, – чтобы не бездельничать и хоть что-то зарабатывать). Бывало, адрес дальний, а хозяев нет дома; тогда, чтобы повторно не ходить, я бросал телеграмму в почтовый ящик – что было недопустимо: только лично в руки, с указанием фамилии того, кто принял (сам адресат или сосед), и под роспись! Разумеется, в этих случаях я сам вписывал в отчётный корешок фамилии и расписывался. Однажды адресат пришёл с жалобой; и меня отругала начальница. Когда на меня повторно нажаловались, начальница взяла уже повышенный тон.
– Работал тут у нас один чудик! На него тоже всё время жалобы шли! Так он хоть известным стал! Я тебя потому и держу: может, тоже станешь знаменитостью?!
На стене в кабинете висел большой календарь: фото Сергея Жигунова с его размашистой, уже почти выцветшей дарственной надписью 29-му почтовому отделению. (Если кто не знает – Жигунов снимался во множестве фильмов, в их числе – «Гардемарины, вперёд». Чем он заслуживал нарекания, работая здесь, не знаю, – не потому же, что ходил по району в шортах?)
В третий раз начальница гаркнула: «Пиши заявление!» Я написал, принёс. Она, уже успокоившись, аккуратно положила его в папку. «Это мне на память. Иди работай!»
Однажды я увидел бланк с текстом телеграммы приблизительно такого содержания: «Маша приезжаем в четверг в три обязательно будь дома». Принимала телеграмму тихая девушка Катя. «”Маша” – не нужно, – говорю посетительнице, – ведь телеграмма и так адресована Марии. “Обязательно” – тоже можно вычеркнуть. Да и “будь дома” – ни к чему. “Приезжаем в четверг в три” – этого достаточно, никуда Маша не уйдёт». «Откуда вы мою Машу знаете? – громко удивилась женщина. – Когда вы с ней познакомились? Вы вообще кто?» Мимо проходила начальница: «У тебя и здесь конфликт? Что ты за человек!»
Спустя годы, когда мне рассказали на «почтовую» тему еврейский анекдот, я очень смеялся. Не над самим анекдотом, а над сходством ситуаций! Передаю как запомнил. Владелец магазина – назову его Зильбером – даёт телеграмму фабриканту Гольдбауму: «Ваше предложение принимаю. С уважением Зильбер». «”С уважением” можно вычеркнуть», – советует телеграфистка. «Откуда вы так хорошо знаете Гольдбаума?!» – удивляется Зильбер.
Но вот случай реальный, я о нём пять лет назад узнал от писателя и драматурга, замечательного рассказчика Андрея Яхонтова (мы с ним сидели рядом на одном юбилее за праздничным столом). Мальчишкой Яхонтов отправлял родственникам телеграмму о смерти отца, текст составлял дед: «Большое горе. Умер папа». И – место и время похорон.
Телеграфистка вычеркнула «большое горе», сказав: «Лишнее. Это для вас горе».
Двойной урок для будущего писателя! Во-первых, понятно: лишние слова. Второе: то, что является горем для тебя, вовсе не является горем для остальных; а потому – следует быть сдержаннее в проявлении чувств…
Tags: Андрей Яхонтов, личное, язык
Subscribe

  • НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ

    У станции метро «Орехово» есть автостанция, рейсы в Тульскую область. Купил билет до Новомосковска, в запасе – минут сорок. Выйдя из автостанции, я…

  • ПАРК-ВОСПОМИНАНИЕ

    Сейчас это всё кажется каким-то фантастическим сном в стране, где правят злые бесы. Пустые улицы, оживлённые лишь дружинниками, которые вправе…

  • ПОЛУКРУГ

    «Типичная для довоенных времён история», – так назвал рассказ пожилой жительницы хутора Донской, что в дельте Дона (ниже города Азова) Владимир…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments