Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

НЕПРЕВЗОЙДЁННЫЙ

Две книжных полки у меня отведены для книг с автографами (представляющими для меня ценность), и места для новых книг уже не хватает.
Но я не об этом. Наводя порядок на этих полках, я увидел тонкую книжку прозаика, критика, драматурга Александра Викторовича Хавчина; я познакомился с ним в ту пору, когда он работал в газете «Крестьянин (где я раз в месяц печатал очерки о храмах донской глубинки). Человеком он был скорее ироничным, нежели остроумным, но ирония была у него добрая. И книжку «Семь этюдов о Пушкине» он подписал мне иронично: «Аристократу духа».
Свои юмористические рассказы, фельетоны, литературно-критические этюды Александр Хавчин с 1976 года публиковал в журналах «Нева», «Театр», «Крокодил», «Дон», «Студенческий меридиан», «Аврора», «Урал», «Ковчег»… В 2002 году переехал в Мюнхен и продолжал там писать, хотя со зрением становилось всё хуже и хуже. В прошлом году Хавчин умер, ему не исполнилось и семидесяти. И вот я листаю его книжку и думаю: как же так, одарённый, эрудированный человек – и остался провинциальным автором? Неужели провинция так засасывает?
Когда-то я прочитал его чудесные заметки о Михаиле Веллере, и вот однажды хотел их найти в Сети – и не смог, где-то они утонули! Найти мне их помог бывалый пользователь Интернета. Вот отрывок, больше сокращать – рука не поднимается!:
«Почти все мои знакомые признаются, что Михаил Веллер, этот остроумный и обаятельный рассказчик, умница, эрудит и весельчак, мастер острого и увлекательного сюжета, – вечно всех поучает, наставляет, учит жить. Не говорит, а изрекает. Его хлебом не корми, дай какого-нибудь политика или писателя уличить в глупости или ошибке. Так и хочется на чем-нибудь поймать самого Веллера...
На первый взгляд, может показаться, что тексты Михаила Веллера выверены до мельчайших деталей, автор щепетильно точен в каждой подробности. Он и в военном деле (авиация, баллистика, флот) знает толк, и в истории эксперт, и в биологии собаку съел, и в строительстве узкоколеек не подкачает. О литературоведении и истории литературы и говорить не стоит – здесь Веллер выглядит непревзойдённым асом! Не к чему придраться.
Увы, увы, увы…
Взяв сборник веллеровских лекций о литературе «Перпендикуляр», мы с удивлением убеждаемся в том, как много автор путает. Гораздо больше, чем полагалось бы выдающемуся мыслителю наших дней.
Он путает "Сентиментальное путешествие" Стерна с "Путешествием по Гарцу" Гейне, "Живую жизнь" Вересаева и "Живой, как жизнь" Корнея Чуковского, Галину Николаеву с Галиной Серебряковой, Сталинские премии, имевшие три степени, с Ленинскими, степеней не имевшими, Гастона из "На дне" с Эрастом "Бедной Лизы",  Список можно продолжить.
И всё это, повторю, в лекциях по литературе, предполагающих, как минимум, тщательную проверку материала и высокую за него ответственность! С учёным видом знатока Веллер именует Жюля Ренана – Жозефом, Эрика Сигала, автора нашумевшего романа "История любви", называет хирургом по профессии, хотя на самом деле тот специалист по истории литературы.
Веллер пишет, что о прозе Лермонтова прижизненная критика слова доброго не сказала. Хотя не мешало бы знать, что о "Герое нашего времени" сразу же восторженно отозвался Фаддей Булгарин. Не говоря уже о большой статье Белинского, опубликованной в 1840 году и содержащей немало добрых слов.
Веллер считает Ежи Леца единственным польским остроумцем - неужели ничего не слышал хотя бы о Юлиане Тувиме?
Невольно возникает неприятное предположение: а вдруг и в авиации и баллистике, в строительстве узкоколеек и истории, в энергетике и юриспруденции Михаил Веллер т а к о в  ж е? То есть только на профанов производит впечатление крупного специалиста и знатока всех деталей? Что, если впечатление предельной точности, выверенности каждой детали, заботы о мелочах – обманчиво? Что, если Веллер небрежничает не хуже любого другого литератора?
Самые эрудиты-многознайки, понимающие всю сложность проблемы, не стесняются сопровождать свои высказывания всякими оговорками: "Если не ошибаюсь, по-моему, есть основания предположить". Апломб, категоричность, безапелляционность присущи как раз полузнайкам, новообращённым, недавно узревшим Высшую Истину».
Tags: критика, литература
Subscribe

  • ТРИУМФ И УНИЖЕНИЕ

    Москвичка Елена Петрова рассказала «о триумфе одного и незаслуженном унижении другого» (так она выразилась). – Вечер в университете. Пригласили…

  • КОЕ-ЧТО

    Время от времени слышишь: «Высоцкий – это поэт!» и «Высоцкий – сплав стихов и музыки; не поэзия, но отдельный жанр, причём воспринимать песни…

  • ПРОБЕЛ В ОБРАЗОВАНИИ

    Из переписки с живущей в Италии Наталией Степановой об авторской песне. У меня возник вопрос: если Высоцкий действительно «народный певец», то как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments