Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

КОФЕЙНЫЙ ЛИКЁР

На 5-м курсе, когда все нормальные студенты готовились к защите диплома, я вовсю использовал возможность поехать куда-нибудь за полцены, по студенческому; ведь в последний раз!
Тогда и открыл для себя Костромскую область. Из моей любимой Вологды можно было добраться туда на пригородном «Вологда – Буй», но то ли его отменили, то ли я опоздал, и я поехал на другом поезде – «Вологда – Данилов» (север Ярославской области), оттуда до Буя – местная ветка.
Я успел бегло осмотреть старенький Данилов, и сел в поезд из двух вагонов с мягкими сидениями. Даже подремать успел, несмотря на то, что в тамбуре истошно вопил поросёнок в мешке: этот кошмар продолжался до станции Любим, где хозяин поросёнка вышел, – ещё Ярославская, а не Костромская область.
Через несколько лет мне захотелось посмотреть этот самый Любим – любимое место Ивана Грозного для соколиной охоты.
Любим оказался милейшим городком, с многочисленными следами старины, с поэтичной набережной реки Обноры. О нём бы я много рассказал, но здесь не место… Я только о гостинице. Так вот, гостиница напоминала то ли коттедж; то ли баню, то ли прачечную. Пришлось подождать у запертых дверей, пока придёт из магазина дежурная с хлебом в авоське. Она поселила меня в уютном, вполне домашнем номере с большим окном на улицу, с огромной геранью в горшке.
С утра в городке я видел много пьяных: мужичков, пожилых и стареньких женщин,– притом что на улицах ни окурка, ни плевка… вообще ни сориночки!
Дежурная мне, сменяясь, сказала: «Я здесь живу десять лет. За это время ни одного происшествия! А пьяных много, да. Но они заняты только собой, тихенькие, мирные, не сорят, ни шумят, ни к кому не навязываются»… Дежурство приняла молодая; около 9-ти вечера она обратилась ко мне с просьбой: отлучится домой, и если кто придёт, то пусть я скажу: только-только отошла, сейчас придёт! «Я ушла-а», – с преувеличенной северной певучестью произнесла девушка, её не было целый час; за это время приходил пьяный парень, подёргал её дверь (хотел позвонить: на улицах телефонов нет). Вернулась дежурная – уж сильно навеселе, и с ней высокий темноволосый молодой человек Сергей, – сама безобидность. «Сюда приходил кто-нибудь?» – едва ворочая языком, спросил он. «Да, – сказа я, – был парень». Сергей доверительно сказал: «Жаль меня не было, я бы ему устроил. Для меня всё равно – что курицу за резать, что человека». «Курицу я бы не смог, – ответил я, – жалко». Сергей задумался: «А человека?» Я признался, что об этом ещё не думал.
Потом я закрылся в комнате и открыл бутылку кофейного ликёра ярославского производства: решил купить его себе к вечернему столу, чтобы не вносить в городок диссонанс: могу я здесь выпить, как местные, не привлекая к этому занятию посторонных?
В качестве деликатеса у меня был пошехонский сыр. Мне очень понравился такой вариант застолья – с горячительным, и я даже с тревогой призадумался: не войдёт ли это привычку? Но нет, не вошло.
А тот чудесный кофейный ликёр, который можно было тогда купить в любом уголке Ярославской области, уже много-много лет не выпускают… Исчез навсегда!
Tags: личное, путешествия
Subscribe

  • ЧЕРЕЗ ПСКОВ

    Из Москвы мне нужно было в Гатчину – ну и, разумеется, хоть урывками побыть в Петербурге (и мне это почти не удалось). Решил, как в прошлый раз,…

  • ХУТОРОК

    Я совсем забыл написать, что в Москву в августе я рванул не из Ростова, а из станицы Вёшенской, где так хотелось побыть! Думал, хватит полутора дней,…

  • МЕСТО С НАСТРОЕНИЕМ

    «Да что в Суханове хорошего, разруха и только», – услышал я как-то о подмосковной усадьбе. Ну, во-первых, не такая уж безнадёжная разруха, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments