Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

НЕБЕСНЫЙ ШТОРМ

Хочется сохранить это письмо от Екатерины Горбовской. Поскольку в нём упоминаются артисты, поясню, что песни на её стихи пеми Людмила Гурченко и Роксана Бабаян..
«Как вы что-то рассказываете – и мне сразу тоже хочется рассказать.
Давно-давно, так давно, что и сказать неприлично, мы были на гастролях в Магадане. Зима, и всё как положено. И вот в самый последний день нужно было отработать ещё один концерт в Билибине, куда добирались местным консервным амолётиком. Я уже не помню, почему меня не взяли, скорей всего мой Саша сказал, что нечего мне в 40 градусов мороза в Билибине делать. И меня оставили в Магадане в гостинице с тем, чтобы на следующий день я приехала в аэропорт, куда, как раз ко времени московского рейса должен был прибыть обратно билибинский борт, чтобы мы все полетели в Москву.
Но на следующий день случилась буря с таким страшным ветром, что ветер собак катал как шары; они перекатывались с боку на бок и визжали. И вот я приехала в аэропорт и стала ждать, когда объявят о прибытии рейса. Сначала я просто ждала, потом на ватных ногах пошла в справочную, где мне сказали, что с билибинским бортом потеряна связь и его нет на радарах… Я поднялась по лестнице под самый купол аэропорта, подошла к перилам, за которыми был пролёт на всю высоту до самого каменного пола, и решила, что никуда отсюда не уйду, буду здесь стоять, пока не прилетит самолёт. А если он не прилетит, то уйду туда, вниз, на каменный пол.
А самолёт – маленький такой консервный самолётик – тем временем изо всех сил летел и кувыркался, кувыркался, но летел… А в самолёте Ирка Аллегрова (я знаю, что теперь она разрешает к себе обращаться только как “Ирина Александровна”, но для тех, для кого ты был Иркой, ты Иркой и останешься, как ни выделывайся) в полном отчаянии и горе откачивала своего отца – прекрасного старого актёра Александра Григорьевича Аллегрова, чьё сердце не вынесло самолётных кувырканий и перепадов давления (всё обошлось,  ему просто стало плохо), Маргарита Терехова пила коньяк, материлась и молилась, мой Саша сходил с ума от того, что знал, что я схожу с ума, администраторы, которые при любом раскладе собирались жить вечно, пересчитывали деньги, вязали их в пачки и складывали в баул…
А тем временем объявили, что аэропорт закрывается по причине штормовой угрозы, и что в ближайшее время никто не улетит и, что самое ужасное – никто не прилетит… И я не знаю, сколько я простояла там наверху над каменным полом, но вдруг ко мне подбежал Саша, и стал рассказывать, как они летели, как долетели, как он уже полчаса ищет меня по всему аэропорту, и как хорошо, что меня с ними не было…»
Tags: мемуары
Subscribe

  • ВАГРАМ КЕВОРКОВ ВСПОМИНАЕТ КРАСНОДАР

    Писатель, режиссёр-постановщик, актёр, журналист Ваграм Кеворков, увидев в моём ЖЖ-дневнике шуховскую башню в Краснодаре, напислал мне замечательное…

  • ПАМЯТЬ В ТЕТРАДКЕ

    Перепечатал фрагмент из дневника жительницы донской станицы Бессергеневской; кое-что пришлось расшифровывать. В основном говорится о войне.…

  • ПОЧТИ ДВОЙНИК

    Рассказал старейший журналист Николай Андреев. «В 1971 году хоронили Твардовского. Гроб был выставлен в Центральном доме литераторов. Милиции был…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments