Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

КОЛЛЕКТИВНАЯ ПЕСНЯ

Из моей письменной беседы с поэтом и эссеистом Андреем Тавровым; он завёл речь о пунктуации в стихах:
– Отсутствие знаков препинания в стихах можно было бы сравнить с наступающей уравнительной массой, схожей, например, раствором, которым легко склеивать нужные кирпичи. Если бы с нотного стана исчезли все ноты и осталось бы либретто, расписанное по слогам, то это и была бы форма, которая родственна современной записи стихотворения. Самое явное – из стихов ушла мелодия. И если не до конца, то процесс движется к кульминации. Чтению глазами с экрана музыка не нужна. Между тем, Ницше говорит, что из мелодии рождается не только песня, но и сам мир. Видимо, сегодня объем мира, устав рождаться, вошёл в фазу угасания, хоть оно и может быть сколь угодно ярким и шумным. Да, фольклорные песни обходились совсем без нот и запись текста была редка, но отсюда происходит такой вывод: компьютерная поэзия – форма фольклора, где личность размазана как фосфор светляка, а исполнители понимают друг друга без нот. То есть некий ансамбль, который стремится к коллективной песне. Из этой песни актёру не выйти в драматическое действие.
Я развил тему:
– Это и меня – нет, не поражает, но – огорчает: без всякой необходимости, автоматически, пренебрегая инструментовкой стиха, обертонами, паузами, словно по заданной программе писать стихотворение за стихотворением на одной ноте и малыми буквами, уравнивая тем самым в правах все слова, – будто то собака, лужа, окно, Волга, Богородица, Христос… всё, всё что угодно (этакий коллективизм слов, загнанных автором на одну ограниченную им территорию). Недавно прочитал новую книгу Олега Чухонцева, там есть в том числе и стихи без знаков препинания – но он-то тем самым решал определённую художественную задачу (приглушить звук, выразить некий фрагмент пробормотанных размышлений, показать неторопливое плывущее течение речи.); то есть к каждому стихотворению – индивидуальный подход, свой звук. Например, в одном из стихотворений я увидел состояние какой-то «беззвучной» потерянности (например, он видит сон: пришёл на вокзал – а перрона нет. вагона нет, в кармане билета – нет, ищет кассу – и кассы нет, и вообще – где он и что он? Кстати, в вопрошающих словах у него всё-таки знак стоит - вопросительный! Понадобился всё-таки!). в кошмарном сне можно представить, чтобы Чухонцев убрал все эти знаки, превратив свою книгу в одно монотонное стихотворение. Один поэт мне однажды признался, что, готовя к изданию свою книжку, он из каждого стихотворения убрал пунктуацию (потому что "почти все так сейчас пишут!"), хотя стихи были вполне традиционные и никакой внутренней необходимости в убирании пунктуации не было. Смешно и грустно.
Tags: Андрей Тавров, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments