Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

АСТРАХАНЕЦ

Чтобы попасть на восточную окраину села Сандатá (юго-запад Ростовской области, близ Калмыкии), нужно перейти по длинному подвесному мосту через мутный Егорлык. Далее – подъём, поле, загон для скота и, будто выселки, одинокая улица. И церковь вдалеке. За ней уж, кажется, больше ничего, кроме голых полей, унылых днём, мечтательных вечером и загадочных ночью.
Лето для меня – это не просто «лето, которое сейчас», это какое-то «общее лето» моей жизни, и вспоминается то одно, то другое, будто не было прошлого, а всё длится и длится настоящее. Одно, цельное лето, вмещающее в себя бесконечность волнующих событий. Вот и в жаркой Сандате я вспомнил об астраханце – суровом ветре, бедствии Сальских степей. Как не рассказать, пока время есть…
Несколько лет назад я жил в течение недели на той самой восточной окраине, напротив церкви. И как-то утром собрался в центр села – за Егорлык. Хотя утро к тому не располагало: разошёлся ветер, с шумом трепал, мял, рвал листву акаций (листва шуршала словно обёрточная бумага), вздымал клубы пыли, очевидно готовясь к чему-то большему.
Жмурясь и закрывая лицо руками (поскольку со всех сторон обдавало колючей пылью), я, подгоняемый напористой ветровой волной, дошёл до последнего дома на «выселках» – и остановился в удивлении. По полю кружились мутные клубы песка и мелкой глины, всё плотнее застилая собою загон, мимо которого нужно было пройти. Солнце померкло. Во дворах что-то натужно трещало, гулко падало, звонко хлопало, дважды с дружным весёлым хрустом осыпались оконные стёкла, беспомощно бился о каменное крыльцо медный таз. Во все стороны метались пылевые столбы, врезались друг в друга, взлетали, рассыпались, барабанили мелкими камушками по заборам.
Порывы ветра перепахивали поле и толкали меня во все стороны, словно не могли поделить между собой. Перекатываясь из одной пылевой воронки в другую, я, в конце концов, наткнулся спиной на жердь, обхватил её руками – тогда и догадался: вот она, деревянная ограда загона.
Нет бы вернуться; но ведь половина пути пройдена. Вперёд!
Буря ослабила напор, и я помчался со всех ног к подвесному мосту: главное – успеть перебежать через реку, пока не снизошёл новый шквал.
Новые, озверевшие порывы ветра застали меня на середине моста, едва не перебросив через низкие и тонкие металлические поручни. Мост раскачивался подобно качелям. Кое-как я оседлал его, и меня уже не столько обсыпало землёй, сколько поливало водой. Егорлык бурлил, гнал течение, шёл вспять, фонтанировал и беспрерывно гасил на мне салюты тёплых брызг. Река стонала, шипела, свистела, и окатывала меня тем исступлённей, что не с головы до ног, а – с ног до головы. Оказалось, оба способа равно эффективны…
…В одно мгновение свист и вой пропали. Природа застыла, словно растерявшись от того, что творила. Умолкла река. Так же невозмутимо, как и полчаса назад, палило солнце. Можно было считать, что всё это привиделось… если бы не глаза, которые резала глинистая пыль, не мокрая грязь, которая облепила меня с головы до ног, и не отяжелевшая, прилипшая к телу одежда.
«Только больной на голову мог выйти из дома в такое время», – сказали мне потом. «Да, – согласился я, – недаром я чувствую в себе какое-то странное возбуждение»…

Subscribe

  • ПАРК-ВОСПОМИНАНИЕ

    Сейчас это всё кажется каким-то фантастическим сном в стране, где правят злые бесы. Пустые улицы, оживлённые лишь дружинниками, которые вправе…

  • ГДЕ ПОТЕРЯЛИ КАТУАРА?

    На савёловском и киевском направлениях Московской железной дороги есть платформы «Катуар». Почему такое название? Рядом с ними находились имения…

  • ЗАПАС РАДОСТИ

    О 130-летнем юбилее Сергея Прокофьева шла речь 23 апреля – композитор был убеждён, что родился именно в этот день (то есть 11 числа по старому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments