Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

РОДНЫЕ

Из тех, кто живёт в Москве, некоторые обижаются, если я приезжаю ненадолго и встретиться с ними не успеваю…
Мне невероятно посчастливилось: я знаком с замечательными людьми, и всегда, приезжая в столицу, с ними вижусь. Сказать – «прихожу в гости», «навещаю», «проведываю» – ничего не сказать. Не увидеться с ними – ну… это всё равно как не увидеться с родителями, – настолько прочна связь, насколько мы хорошо друг друга знаем и чувствуем, – будто так было и всю жизнь. То есть не увидеться – попросту немыслимо, невозможно, непредставимо. К тому же – им ведь, мягко говоря, уже немало лет (хоть при общении – этих лет не чувствуешь). Ценность наших отношений велика ещё и потому, что мы живём в мире, где не приходится быть уверенным в другом человеке: отношения могут остыть, заглохнуть, решительно прекратиться: «не с теми дружишь», «не тем симпатизируешь», «не в том лагере», «не та политическая позиция» и прочее и прочее… На глубине этих отношений нет места ранимому, воинственному, непостоянному «я», нет предъявления требований «соответствовать» (если требования – то лишь к самим себе). А есть – родственность душ, свободных от эгоцентризма, себялюбия, безудержного самолюбования, душ, которые давным-давно уже переросли те детские периоды эмоциональной неустойчивости, которые у некоторых затягиваются до седых волос.
Конечно, эти люди внутренне очень независимые, и они ни на минуту не были «советскими». В СССР Зинаида Миркина со своими опиумными-для-народа стихами была обречена на непечатание. Так же как и Александр Тимофеевский, стихами которого интересовался КГБ и которому пришлось, не видя перспектив официальной литературной работы, устроиться на Союзмульфильм (где он, по воле случая, и написал экспромтом «Песенку Крокодила Гены»). Первая книга Ларисы Миллер лежала в типографии семь лет, вторая – девять: стихи были «не нужны» времени, не вписывались в него (хотя пробить их в печать упрямо старался Арсений Тарковский). Кирилл Ковальджи учился в Литинституте, это да, но никогда не примыкал ни к каким группам и течениям, сохранял в себе себя, не спешил печататься, быть «своим», впрыгнуть в так называемый «литпроцесс», он всегда не спеша шёл своей дорогой…
И удивительнейшим образом оказалось так, что эти четыре человека, «мои родственники», – давно и тепло дружат между собой и не раз бывали друг у друга в гостях…. Люди одного круга! Ещё одно доказательство: ничего случайного не бывает… И вот 7 мая вечером я у Зинаиды Миркиной – и ей звонит сначала Ковальджи, потом Тимофеевский: Эмиль у тебя? Как вы там? Дай-ка ему трубку – нам надо уточнить, когда встретимся…
На днях я напишу о каждом из них – всегда есть что новенького написать…
Tags: личное
Subscribe

  • ТРУДНАЯ ЖИЗНЬ

    Вечером зашёл в огромный магазин «Солнечный круг»; там есть отдел, где нарезка, где укладывают в контейнеры еду домашнего приготовления. Покупателей…

  • ЭПИДЕМИЯ

    Вчера соседка по подъезду: – Давно ты видел Марью Степановну? Я давно; наверное, к сыну уехала; там же у неё проблемы… знаешь же… – Да знаю, сын –…

  • ПРОСТЫЕ ФОБИИ

    Читаю рассказы проживающего в Америке Макса Неволошина – как правило, короткие, сюжетные – и притом психологичные; и вот – «Фобии», где автор…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments