Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

КАК БУДТО ВЧЕРА

7 марта выдался радостный солнечный день, и я навестил станицу Кривянскую – это совсем рядом с Новочеркасском. Она особо известна своими помидорами: в ней процветает целый помидорный бизнес; товары в огромном количестве отправляются в Москву и другие города. Больше десяти лет назад я приезжал сюда знакомиться со стариной. В станице – целых две церкви: Покровская, что у займища (это голые луга с лужицами озёр и талых вод), – «византийская», скорбная какая-то, и Тихоновская, грузная, с большими решётчатыми окнами, полуокружённая серебристыми тополями. А в глубине станицы (в которой не заплутаешь: улицы – прямые, в редко посаженных акациях, вишнях, абрикосах и тополях), среди похожих друг на друга кирпичных домиков, выкрашенных в зелёный и синий цвет, нет-нет да и встретится курень с резным карнизом и наличниками. Есть дом и поважнее – например, бывший особняк фельдшера Цукурова, – на горке, в окружении вязов и сирени, – ныне больница. Для того, чтобы узнать о судьбе богатого станичника по прозвищу Цыкур, создавшего здесь целую усадебку – с фруктовым садом, клумбами с розами, – я уже тогда опоздал в Кривянскую лет на десять…
«Тех старожилов уже не осталось, которые что-то рассказали бы, – говорил мне Фёдор Ильич Петровский, работавший фельдшером в больнице с 50-х годов. – А я что знаю? После революции Цыкура и его семью выслали в Казахстан: вроде бы потому, что отказался лечить красных. Несколько лет назад приезжала его родственница-старушка, смотрела дом…»
Потом я общался с бывшим учителем рисования, «летописцем» станицы Василием Николаевичем Иванковым (который, правда, долго грузил меня образцами своего поэтического творчества, не в силах остановиться); он рассказывал про Тихоновскую церковь: «Даже при немцах работала! Казаки-кривяне их встречали хлебом-солью: боялись, видно, за свои семьи».
И вот сейчас, спустя десять с лишним лет… Всё по-прежнему, кроме дома Цукурова: старинная кирпичная кладка скрылась под модным сейчас, безликим сайдингом. Там по-прежнему больница. Я вошёл; меня встретила женщина лет 60-ти с добрыми и взволнованными глазами. «Хочу лечиться, – заявляю. – Я болен». «Марина, – обратилась женщина к невидимой мне сотруднице, – принеси-ка мне шприц, да потолще!» Ну, с юмором здесь всё в порядке; правда, потом женщина взглянула на меня внимательней: «Может, вы серьёзно? Вам лечение стационарное или амбулаторное?» Опасаясь, что меня тут же начнут оформлять, я объяснил, зачем пришёл, и мы о многом поговорили. Конечно, и о моих станичных знакомцах… «Фёдора Ивановича уже два года год как нет: рак, всё протекало очень быстро. А Иванков Василий Иванович… какая трагическая смерть… Зашёл к своему знакомому по каким-то делам, – а вышел – неслась машина на полном ходу и сбила его. Мгновенно умер».
Как хрупка человеческая жизнь. А словно вчера с ними разговаривал...





Tags: личное, путешествия
Subscribe

  • ГРУСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ

    Старейший журналист Николай Андреев написал несколько слов о Сахарове, образ академика у меня померк, но может, это просто мгновенная реакция?...…

  • МЕСТО ОТДЫХА

    У нас так: по вагонам электричек ходит билетёрша, а рядом – охранник (обычно пожилые люди). Чтоб не скучно было, – потому что иначе какой в этом…

  • ПОЛЬЗА КРАСОТЫ

    Анри Пуанкаре, оказывается, не только гениальный учёный, но ещё и учёный-поэт! Какова мысль! «Люди практические требуют от нас способов добычи денег.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments