Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

СРЕДИ ПЛОДОВЫХ УЛИЦ

В начале августа был Константиновске, что на берегу Дона. Городок, истомлённый жарой, дремал, не шелохнувшись ни единой веткой своих бескрайних садов; многие деревья на улицах щедро развешивали фиолетовые гирлянды спелых слив разных сортов; плоды вишнёвых деревьев сморщились почти до размера косточек; плоды шелковиц чёрными островками усыпали тротуары; сколько невостребованного богатства!..
В городе сохранилось множество кирпичных особняков дореволюционного времени, и множество металлических навесов над входами; в их витые узоры вплетены даты; 1899, 1907, 1913... То тут, то там выглядывают из зелени синие куполки собора, а в глубокой низине, у самой реки, прячется превращённая в фарфоровую игрушку церковка при бывшем Тюремном замке. Ближе к Дону улочки сбегают с крутого высокого оврага; на каждой непременно встретишь какую-нибудь милую архитектурную достопримечательность.
Вода в Дону - прозрачная, мягкая, тёплая, берег песчаный, нырять можно с разбега: до глубины всего метра два-три от кромки.
Но вернусь в город. Интересно, что многие здания исполняют те же самые функции, что и до революции: в Полицейском управлении - полиция, в Обществе взаимного кредита - агропромбанк, в казачействе - сбербанк, почта - она и осталась почтой... Долго держался книжный магазин - и всё ж помещение перекупили. В связи с этим - маленькая история, о которой я уже как-то писал в Живом журнале.
Будущий автор повести «Два капитана», выпускник филологического факультета Ленинградского университета Вениамин Каверин в 1925 году приехал на Дон, в станицу Константиновскую, куда был назначен секретарём райкома комсомола. За время недолгого пребывания в ней он написал детективы «Конец Хазы» и «Большая игра» и, так сказать, внёс вклад в культурное развитие станицы: по его инициативе винно-водочный магазин, который располагался в этом доме, перешёл на торговлю книгами.
На пьянство в донских станицах часто сетовала пресса столетней давности. Но так радикально с ним бороться…
Однако в воспоминаниях самого Каверина содержится прекрасное психологическое объяснение тому поступку. Речь в них, в частности, идёт о встрече с Твардовским в Москве в 1943-м. Сорокалетний Вениамин Каверин приехал из Северного флота, автор «Василия Тёркина» – с Юго-Западного фронта. «После семи-восьми фраз – как, где, откуда, куда – он вдруг пригласил меня к себе.
– Водочка есть. Зашли, а?
Почему-то я решил, что он зовёт меня к себе только потому, что одному скучно пить! Да и не мог я пить! Не прошло и двух недель, как я выписался из госпиталя в Полярном, до Москвы добрался не без труда и, наконец, – этому трудно поверить, – вообще никогда не пил водку.... Но я постеснялся, промолчал...»
Теперь понятно, почему и жителей Константиновской Вениамин Александрович решительно хотел видеть совершенно непьющими.
Здание книжного магазина леть десять назад переоборудовали в магазины «Петушок» и «Ландыш».
А что же со спиртным?
Не проблема: оно – за углом.
Tags: путешествия
Subscribe

  • НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА

    Очередная серия моих дневниковых записей, сделанных в 2013 году (петербургский журнал «Зинзивер»):…

  • СОЗЕРЦАТЕЛЬ СЛОВЕСНЫХ ЧУДЕС

    Невероятно, но появилось мини-эссе… обо мне. Там всё хорошие слова. Я на полном серьёзе ко всему этому не отношусь – но на полном серьёзе благодарен…

  • ПРОСТОЕ СЧАСТЬЕ

    Вчера вспомнил Бунина, который написал, что, может быть, счастье – это «сад осенний за сараем / И чистый воздух, льющийся в окно». А сегодня утром –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments