Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

АНЕСТЕЗИЯ

Взял почитать рассказы Александра Иличевского. После «Матисса» ничего у него не читал. А чем не понравился «Матисс»? Впечатление осталось такое, будто автор подгонял роман под премию. Старательная стилистика – именно это смутило. Вот к Ольге Славниковой – никаких претензий, напротив, с превеликим удовольствием её читаю. Это как сидишь в филармонии и слушаешь, допустим, скрипичный концерт. Скрипач играет мастерски, но вот – трудное место… ох, слава богу, пронесло, молодец, хорошо сыграл! А другого скрипача слушаешь – и забываешь о технических трудностях, спокоен за него. «Другой скрипач» в моём случае – Славникова, «первый» – Иличевский, крепкий, изобретательный стилист.

Оттого и обидно. Есть в «Матиссе» такие выражения… ну, в общем, так по-русски как будто бы не говорят. Книга передо мной, листаю… Вот нашёл три места в самом начале романа, хватит и найденного.

«…на улице, поглощённой спинами, походкой пешеходов, суетой торговцев, клерков, возбуждённой иноходью подростков, от метро целившихся на клубные вечеринки, ленивой наглостью дорожных, муниципальных, рекламно-щитовых рабочих…». Улица поглощена спинами, суетой, походкой, иноходью, наглостью… Не слишком ли смело?

«Биография Вади была настолько же выдуманной, насколько и правдивой. Мера его вживания в присочинённые хитросплетения была так глубока, что сам он давно уже утратил грань факта». Разве так можно сказать? И нужно ли было стремиться к такой сложности построения предложения, оправданно ли это? Не утрачивает ли предложение «грань факта»?

Дальше. Вадя не пел – он мычал, «без мотива, и потом распевался, его густой баритон набирал силу, глубину, вырисовывалась даже не мелодия, а речитативный рисунок». Но ведь речитатив, с какой стороны ни крути это понятие, – род вокальной музыки… Итак, Вадя «не пел», но – «распевался»; у него – «не мелодия» – но всё-таки, получается, – музыка. И вот он «словно бы обнажал смысл слов, теперь лишённых мелодической анестезии». Анестезия – это, попросту говоря, отсутствие чувствительности; можно расширить и так: отвлечение от чувствительности (увлёкшись каким-то занятием, забыть, например, о боли). А что такое «мелодическая анестезия»? Что значит «быть лишённым мелодической анестезии»? И что же, в конце концов, выделывал с песней Вадя?

Иличевский умеет музыкально строить фразу. Уверен, что и музыку тонко чувствует. Потому и взял его новую книгу. Хочу убедиться, что он настоящий писатель, для этого есть много оснований.

 


Tags: Иличевский
Subscribe

  • ГРУСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ

    Старейший журналист Николай Андреев написал несколько слов о Сахарове, образ академика у меня померк, но может, это просто мгновенная реакция?...…

  • МЕСТО ОТДЫХА

    У нас так: по вагонам электричек ходит билетёрша, а рядом – охранник (обычно пожилые люди). Чтоб не скучно было, – потому что иначе какой в этом…

  • ПОЛЬЗА КРАСОТЫ

    Анри Пуанкаре, оказывается, не только гениальный учёный, но ещё и учёный-поэт! Какова мысль! «Люди практические требуют от нас способов добычи денег.…

Comments for this post were disabled by the author