Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

УХОДИЛ В СЕБЯ

Во вполне серьёзной книжке, посвящённой 40-летию со дня основания архитектурной специальности в Ростове-на-Дону, – «Академия архитектуры и искусства: Страницы истории» (автор – Е.В. Пьявченко, 2004) – мне нужно было найти сведения о В.Н. Разумовском, принимавшем участие в восстановлении разрушенного фашистами Ростова. Ожидал деловитости, сухости в изложении – и вдруг увидел не «должностную фигуру», не мёртвые факты, а самого что ни на есть живого человека. «В.Н. Разумовский – высокий, нескладный человек; внешне он несколько напоминал Дон-Кихота. <…> Валентин Николаевич имел плохое зрение и ходил в очках. В жизни В.Н. Разумовский был увлечён творческими поисками, решением архитектурных задач, при этом забывал обо всём на свете. Так, однажды он буквально прошёл сквозь стеклянный витраж вестибюля института. Своей стремительной походкой он отправился дальше, не обратив внимания на собственные ранения и разбитое стекло. Также Валентин Николаевич не придавал значения своей внешности, одежде, еде. Он был очень рассеян и часто в трамвае снимал калоши, забывая их вновь надеть. (Калоши – это резиновая обувь, надеваемая на туфли). Рисовал и что-то чертил он постоянно – на клочках бумаги, в блокноте, на салфетках в кафе, мелом и углём на стенах зданий. Даже во время шествия праздничной колонны демонстрации он мог (во время остановки движения людей) примоститься где-то на ступеньках или тумбе и продолжить поиски решений, рисовать архитектурные идеи, которые постоянно бурлили в его голове».
Но вот – значительно правдоподобней, чем о стекле – рассказывает филолог Евгений Водолазкин (книжка «Инструмент языка, 2012), только сейчас прочитал. Коллеги Василия Васильевича Струве, автора классических трудов по востоковедению, вспоминали об оригинальности его умонастроений: «Ступая одной ногой по тротуару, а другой по мостовой, он с огорчением отмечал, что начинает хромать. Выйдя из дому, мог по рассеянности забыть, куда именно он шёл. В таких случаях Василий Васильевич звонил домой и изменённым, как ему казалось, голосом, просил позвать самого себя к телефону. Когда домашние отвечали, что академик ушёл, он спрашивал, куда именно. Разумеется, от звонившего этого не скрывали. Заодно ему сообщали цель визита и в общих чертах описывали маршрут».
Tags: мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments