Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

НЕСЧАСТНЫЕ ЛЮДИ

Поэт, руководитель семинара в Литинституте Сергей Арутюнов живёт близ станции метро Чертаново; его дом я нашёл легко.
В квартире были только сам Сергей и сын Андрик, которому, чтобы поздороваться, стоило большого труда оторваться от экрана монитора, где он воевал с неприятелем (чуть позже мы с ним запросто нашли общий язык).
В процессе моего знакомства с домашней обстановкой хозяин извлёк из полки свою новую книгу – не стихов, и не прозы даже, а… исследования по истории гражданского брака в России и за рубежом! И подписал: «Другу Эмилю от Серёги А.,в память и на добрую службу».
Листаю – о, да тут не только о браке, тут и вообще о мужчинах и женщинах – взгляд с разных сторон! Вот глава о мачо, – «я думаю, ты невысокого мнения об этой категории мужчин?» – с надеждой спросил я. К моей радости, взгляды сошлись.
– В чём червоточина мачо? – начал Сергей. – В отсутствии самодостаточности. Обычно всё идёт из детства: например, мальчик наблюдал, как властная мать угнетала безвольного отца. С годами мужская несостоятельность крепнет: мать подавляет желания сына, подчиняет его собственным планам на жизнь... Человек с комплексом Казановы – глубоко несчастен. Любой женский отказ для него – психологическая травма. Что такое для мачо постоянная смена партнёрш? Это постоянная сдача экзамена на мужественность, – потому что им движет глубоко запрятанный страх обнаружить безволие. Стать женой мачо довольно трудно: такие мужчины стараются не брать на себя никакой ответственности. Я знаю, о чём говорю: сам старался быть мачо до 35-ти…
– А если о женщинах? – спросил я. – Есть ли мачо в «женском» варианте?
– Конечно! Конечно! Это – стервы. И здесь то же самое: неуверенность в себе как основа внутренней и внешней трагедии, культ силы, так называемых побед, которые оборачиваются сплошными поражениями. Стерва – воплощённая сила и такое же воплощённое бессилие. Нерв её бытия – оставить как можно более глубокую зарубку в жизни мужчины. Чем глубже рана, тем больше самоудовлетворения: «теперь-то меня точно не забудут!» История России показывает, что по причине войн, революций, реформ и прочего наши женщины часто оказывались без семьи и даже без элементарного мужского внимания, – вот истоки нашей, русской стервозности. Отсюда – повышенная избирательность у такого типа женщин: каждая черта будущего претендента на неё, – черта, которая говорит о его возможной слабости, – влечёт за собой шквал иронии, презрения, насмешек… Мачо и стервы – близнецы и братья.
Я сразу спрятал книгу в сумку, из опасения забыть по рассеянности…
Tags: Сергей Арутюнов, люди
Subscribe

  • СМИРЕННОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

    Начал читать роман Виктора Лихоносова, нашего современного классика, «Наш маленький Париж» (то есть Екатеринодар, Краснодар). Потому что я недавно…

  • ЖЕСТОКИЙ ПИСАТЕЛЬ

    Из интервью Татьяны Бек с Александром Мелиховым: «Конечно, я в жизни доброжелателен и всегда готов помочь… Но в целом я снисходителен к реальным…

  • СПОКОЙСТВИЕ ФОРМЫ

    «Я знаю, что многим это не понравится, – написала в Фейсбуке поэт Ирина Машинская, и добавила: – А мне нравится». И процитировала Андрея Тарковского…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments