Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

О ВРАЧЕВАНИИ

Не так давно я писал о том, что настоящий поэт никогда не перекладывает боль на читателя, но всё берёт на себя, и делится не болью светом. И вдруг, в воспоминаниях о Паустовском – подтверждение (дело касается прозы, и речь, как я понимаю, идёт об изображении автором чужого горя). Константин Георгиевич на семинаре разбирает рассказ студента и говорит, в частности, вот что (я немного сокращаю):
«Изображение человеческого горя требует необыкновенной чистоты и простоты... авторского сострадания... Не в смысле сентиментальности... Горе идёт своими точными путями, и вы должны следовать за горем, искать разрешения в нём, в самом же горе... Нужно самому много перестрадать, чтобы знать, как писать об этом. Писать о горе – это прикасаться к ране, не бередя её, не растравляя, а врачуя».
Tags: К.Паустовский
Subscribe

  • ВОПРОС ВРЕМЕНИ

    Рассказывал Константин Ваншенкин. «У знакомых случилась беда: сгорела дача. Причём мигом, – ничего не успели вынести. Все потрясены, удручены, и…

  • ДВА ПОСВЯЩЕНИЯ

    Вспоминает Владимир Мощенко: «Пришло на память зимнее утро в Переделкине. Тогда все были живы и здоровы (1965). Деревья в снегу были ничуть не хуже,…

  • НАКОНЕЦ ПРИЗНАЛСЯ

    Дочь Ваншенкина Галина Константиновна рассказывает мне, сколько глупостей написано о посмертном сборнике «Оксфордский блокнот», и показала журнал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • ВОПРОС ВРЕМЕНИ

    Рассказывал Константин Ваншенкин. «У знакомых случилась беда: сгорела дача. Причём мигом, – ничего не успели вынести. Все потрясены, удручены, и…

  • ДВА ПОСВЯЩЕНИЯ

    Вспоминает Владимир Мощенко: «Пришло на память зимнее утро в Переделкине. Тогда все были живы и здоровы (1965). Деревья в снегу были ничуть не хуже,…

  • НАКОНЕЦ ПРИЗНАЛСЯ

    Дочь Ваншенкина Галина Константиновна рассказывает мне, сколько глупостей написано о посмертном сборнике «Оксфордский блокнот», и показала журнал…