Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

НАСТОЯЩИЙ КУЗНЕЦОВ


О Юрии Кузнецове спорили, шумели. Одни ругали, другие объявляли его национальным поэтом… Я сам долго находился под влиянием Кузнецова, многое и сейчас помню из него наизусть. Чем же он меня взял: ночной тьмой, зиянием бездн, пугающе открытыми пространствами? Но и тогда я ощущал, что «страх» этот нагнетается будто по законам «игры в тайну», «в миф», усиливаясь ложным, до пародийности, до комичности, глубокомыслием. Пример – «Осенний космос»:

Старинная осень, твой стих изжит,
Твоя сторона пуста.
Ночами под деревом воздух визжит
От падающего листа.
И ветер, донёсший раскат зимы,
Все стёкла задул в селе.
Деревья тряхнуло вон из земли,
А листья - назад, к земле.

И после таких мистически-леденящих душу нот –

Но тише, подруга моя! Жена!
Минута раздумья есть.
То дождь пошёл, то почти тишина...
Такого не перенесть.

Разве не пародия…

Свою «гениальность» Кузнецов превратил в игру, в последнее десятилетие всё глубже и глубже скатываясь в графоманию, венцом которой стали его религиозные поэмы, по моему, совершенно нечитаемые. Миф, тайна обернулись придуманностью, однобокостью, досадно раздражающим однообразием. А ведь такое явление, как Кузнецов, предполагает развитие. Развития не было...

Однажды мы с поэтом Сергеем Гонцовым беседовали о Кузнецове, почтительно его цитировали, при этом, однако, редко сдерживаясь, чтобы не улыбнуться. «…И заплачешь моими слезами / И пощады не будет тебе!», закончил я очередное стихотворение – и мы… рассмеялись. Добрым смехом, конечно. Уважительным.

Да, Кузнецов один, остальные обман и подделка…

 

 


Tags: Ю.Кузнецов
Subscribe

  • И ЕЩЁ О «ВСТРЕЧЕ»

    О кафе «Встреча» в Цимлянске я уже не раз писал, но вот соединил написанное в единый очерк:…

  • МИША

    Подслушано на набережной Фонтанки; интересный взгляд! – Ну кто это в 21 веке даёт имя «Михаил»! Ну что это такое – «Миша»! Терпеть не могу своё имя!…

  • ДУБКИ

    «"Дубки" были окружены полями и представляли собою тёмно-зеленый оазис среди волнующегося моря хлебов», – писал брат Антона Чехова, журналист…

Comments for this post were disabled by the author