Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ВЯТСКИЕ БЛУЖДАНИЯ – 3

Последнее, третье письмо, завершающее рассказ о том, как я заблудился.

Итак, вернулся я на дорогу с чувством полнейшего бессилия: что делать? А в городе-то – тёплая комнатка, горячая вода, чистые простыни… Эх… Как это всё страшно недостижимо!

И вдруг в голове мелькнуло: нет, нет… выход, пожалуй, найти можно!

Объясню ход мыслей. Значит, река, рядом с которой я нахожусь – та же самая, вдоль которой я и путешествовал в поисках природных красот. Других рек здесь больше быть не может. За скалой Часовой она делает небольшую петлю, и я, идя полями-лесами, как-то отклонился в сторону (понадеялся на грунтовую дорогу) и снова вышел к ней же, к этой реке. Если я пойду берегом в одну сторону – снова выйду к скале и заберусь в глушь. Если в другую – рано или поздно вернусь в город. Только в какую же сторону идти, вот вопрос?..

Но и на него есть ответ. Город находится на правом, возвышенном берегу; я же сейчас – тоже на возвышенном, то есть на правом. Значит, идти нужно вправо, по течению реки. Только следует убедиться на всякий случай, что течение на самом деле движется вправо (в городе – устье этой реки: она впадает в другую реку – Пижму; т.е. город стоит на двух реках; поэтому куда течёт «моя» река – туда и мне нужно идти).

Ругая себя за то, что эта светлая мысль не пришла мне в голову, когда я находился у берега, я снова полез в траву, чтобы спотыкаться, падать и заново искать выход к воде.

Нашёл таки… Как я писал, свет из окна отдалённого дома ложился пятном приблизительно на середину реки. Нужно было добросить туда какую-нибудь палку. Я сорвал ветку ивы, что покрупней, размахнулся, бросил… и она упала почти мне под ноги. Значит, надо искать нечто не столь невесомое. Стал шарить по земле, нащупал какую-то доску (или кусок старого ствола), поднял, размахнулся… Услышал всплеск, но не увидел, куда же оно упало: тьма! Нащупал другую доску и бросил с утроенным старанием попасть в цель. Ура, попал! Доска задержалась, будто в раздумье – и медленно-медленно подалась вправо. И тут же погасло окно! Как я вовремя…

Ну всё, теперь – вперёд!

И я бодро пошёл, даже не ощущая усталости, настолько был воодушевлён. Не помню, сколько я шёл, может с полчаса; на ходу поедал какие-то бутерброды, чем-то запивал. И вот вдалеке, загороженные деревьями, проявились огоньки. Жильё! Я пошёл ещё быстрее. Всё ближе, ближе… Огни стали совсем яркими, они пробивались через вставшую наперерез густую рощицу; вот они, прямо за рощицей, рукой подать!

Я думал, что дорога пройдёт через эту рощицу, и я сразу выйду к деревне. Нет, она повернула налево, словно огибала эти самые деревья, и я никак не мог понять: да вот же – деревня! – зачем куда-то поворачивать в сторону?!

Рощица осталась справа, я вышел в поле – и всё понял: близость света была оптическим обманом; благодаря кромешному мраку огни казались нестерпимо яркими, на самом же деле до деревни ещё плюхать и плюхать.

Ну вот, первый дом. Поднимаюсь на деревянное крылечко, стучусь. Отвечает бабушкин голос. Прошу открыть – не открывает, боится. Я излагаю суть дела. Бабушка старается объяснить, куда мне идти, где следует повернуть в поле, по которому ещё с километр – и я выйду к деревне, что стоит на той самой дороге, которую я столь безуспешно искал (да, эту деревню я знал: она, кажется, была первой и единственной, которая мне встретилась на трассе, по которой я много километров шёл к деревне Фокино, откуда начинался мой путь берегом реки).

«Какие пугливые люди здесь! – думал я. – Вроде бы должны быть в этой глуши простые, доверчивые!..» Несколько шагов – и я на исходе улицы. Куда дальше? – пальца своего не вижу, а тут – «поверни в поле»… Стучусь в последний дом – и выходит женщина лет 50. Она мне всё подробно объясняет; я переспрашиваю, она снова объясняет. Я как будто бы начинаю понимать, мы прощаемся, она скрывается в доме – и вдруг снова выбегает на улицу: «Знаете – может, вы останетесь у нас? Заходите, отдохните, а завтра утром пойдёте. А то я уж волнуюсь – вдруг заплутаете…»

Вот это да… А я уже вывод сделал: пугливые, недоверчивые…

Не знаю, может, и можно было бы и согласиться, но… я столько времени уже был в состоянии безнадёжной неопределённости, что теперь загорелся: дойду, дойду во что бы то ни стало!

Повернул я правильно; снова мрак полей – и деревушка. Вот она, моя дорога… Идти ещё километров шесть… Но это пустяки!

И грянул крупный, непрекращающийся, безжалостно лупцующий дождь.

В город я пришёл ровно в полночь.

Вот и вся история... Добавлю только, что наутро понял: не могу нормально ходить. Когда вышел в город – старался идти тогда, когда за спиной никого не было. Если кто шёл, я останавливался, делая вид, что достаю часы, всматриваюсь; человек перегонял меня – и я возобновлял движение, дававшееся мне с большим трудом. Через день я полностью восстановил силы.

Tags: путешествия
Subscribe

  • ВРОДЕ НАКАЗАНИЯ

    Из заметок поэта и священника Сергея Круглова: «Интересно, в наше время кто-нибудь ставит детей в угол, сохранился ли сей образ как насущный, или…

  • АНАЛОГИЯ

    «Регулярное посещение церкви так же неспособно сделать человека христианином, как регулярное посещение гаража неспособно сделать человека шофёром»…

  • ПОДСКАЗКА АНГЕЛА

    Разные впечатления и темы отвлекли меня от Вологды, а мне ведь ещё нужно кое-что дорассказать о зиме. Повторюсь, что жил я у в 20 км от города, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments