Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

ПОСЛЕДНЯЯ ПРОСЬБА

Это случилось три года назад, я был в Москве, в гостях у поэта Александра Тимофеевского. Звонок на мой мобильный, телефон незнакомый, домашний. Звонил Игорь Меламед (у него не было мобильника), прекрасный поэт и переводчик, просил зайти:  хотел подарить свои книги «В чёрном раю» и «Воздаяние». В юности Меламед увлекался спиртным; что оказалось причиной его падения с четвёртого этажа (вышел не в дверь, а в окно). Никакой тайны здесь нет, поэт открыто об этом мне рассказал, подчеркнув, что не делает из этого секрета. Так вот, я знал, что сухому красному вину он не противится, купил две бутылки, себе – сорокоградусную настойку (поскольку у Тимофеевского уже было что-то крепкое выпито: на вино переходить нежелательно), также колбасу-сыр, ещё что-то… Меламед, невысокий, тучный, со щедрой бородой, встретил меня на ходулях, на которых только и мог передвигаться; попросил, чтобы я сходил за сигаретами («когда я пью вино, я курю»). Настоял, чтобы я сварил пельменей (главным образом предназначенных мне). Общались на кухне (скоро он с лёгкой досадой сказал: может, будем на «ты»?), там же, перед поэтом, – раскрытый ноутбук ,– его окно в мир (был момент, когда в нём возникла неполадка, Игорь как-то по-детски растерялся, почти захныкал: ну как же так, как же так?..) О многом говорили, о многом… Он оставил меня ночевать в соседней комнате, а сам, как и еженощно, остался с ноутбуком (ложился он утром, просыпался около трёх дня).
В дальнейшем мы общались только по телефону, перебрасывались письмами… Всё, этого больше не будет, вчера ночью Игоря Меламеда не стало.

Полутёмная больница.
Медсестёр пустые лица.
Санитаров пьяный бред.
Инвалидам сладко спится:
никому из них не снится
переломанный хребет.

Кружит девушка в коляске.
Ей, мужской не знавшей ласки,
хоть собой и хороша,
всё бы, глупой, строить глазки,
выпавшей, как в страшной сказке,
со второго этажа.

Слёз непролитые реки
здесь взорвать должны бы веки
бедных юношей. Но вот
странный, жуткий смех калеки,
затвердившего навеки
непристойный анекдот.

Нет надежды ниоткуда.
Тем в колясках и не худо,
этот сдался без борьбы,
этот верует покуда,
что его поднимет чудо
прежде ангельской трубы.

Боже праведный и славный,
если только разум здрав мой,
просьбу выполни мою:
всем разбитым смертной травмой
дай удел посмертный равный –
посели в Своём раю.

Tags: Игорь Меламед
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments