Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

К ПЯТИ УГЛАМ

Я иногда слышу: мне не нужен Евгений Рейн, не тянет читать его стихи, и то, что он «учитель Бродского», сильно преувеличено… Ну не тянет так не тянет; а вот меня тянет, мне нравится тот монотонный глуховатый голос, который я слышу в его стихах (на самом деле Рейн читает громко и свирепо), его сентиментальность, его вроде бы разговорная речь, которая сама собой превращается в грустную-грустную мелодию. В раннем Бродском, кстати, есть что-то похожее…
В Москве стали выходить книги серии»Лауреат российской национальной премии “Поэт“; подоспел и сборник Евгения Рейна, называется «Лабиринт». Я немного разочарован, поскольку стихи мне в нём показались уж слишком правильно, гладко и холодновато написанными, – не так, как раньше...

(Например, из прежних:

Как мало надо. Невский пароходик.
Печальный день. Свободная печаль.
Какой-нибудь мотивчик похоронной,
какой-нибудь разболтанный причал...)

Или это первое впечатление? Самое тёплое в книге для меня – надпись: «Дорогому Эмилю Сокольскому с дружбой и симпатией в долготу дней», и поверх названия, размашисто – «Евгений Рейн». Конечно, не стоит принимать это за чистую монету, Евгений Борисович вообще не скупится на приятные слова...
Одно из элегических, типично «рейновских» стихотворений в книге – «Шарф голубой» (был такой «городской романс»), 2011 года; не с первого раза, но обратил внимание, что он допускает в двух местах более чем приблизительные рифмы; но у него это и вообще бывает...

Где эта улица, где Пять Углов,
Где я был молод и был бестолков,
Там, где я ждал тебя по вечерам,
Где на Фонтанку ходил по дворам.
Где заведения с кислым вином,
Там, где бутылку делили вдвоём,
Где этот башенный мост Чернышёв,
Где синеватый вечерний покров.
«Крутится-вертится шар голубой…»
Мне никогда не вернуться домой,
и никогда не увидеть тебя,
как ты стоишь там, свой шарф теребя,
сгинула, канула в бездну времён,
был же я молод и был же влюблён,
в эту улыбку и в эти глаза,
так отчего же сказать мне нельзя:
«Крутится-вертится шарф голубой…»
Где ты теперь? Воротись и постой,
Около булочной, там, на углу,
Честное слово, я снова приду,
Снова нальём по стакану вина,
Времени нету, а есть времена,
Их размывает речная вода,
Их отменяет любая беда.
Если же я не узнаю тебя,
Шарф я узнаю сейчас, как тогда…
«Крутится-вертится шар голубой…»
всё то, что было, пошло на убой,
Только остался небесный тот цвет,
Верный вопрос и неверный ответ.

Приехав в Петербург, я направился в мини-отель, близ Пяти Углов, по «наводке» Рейна…
Tags: Евгений Рейн
Subscribe

  • НЕРАЗДЕЛЁННАЯ ЛЮБОВЬ

    Русский язык не любит Михаила Генделева. А Генделев любит его, – горькой любовью. То так, то эдак выстраивает с ним свои отношения. А…

  • ПАРК-ВОСПОМИНАНИЕ

    Сейчас это всё кажется каким-то фантастическим сном в стране, где правят злые бесы. Пустые улицы, оживлённые лишь дружинниками, которые вправе…

  • ГДЕ ПОТЕРЯЛИ КАТУАРА?

    На савёловском и киевском направлениях Московской железной дороги есть платформы «Катуар». Почему такое название? Рядом с ними находились имения…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • НЕРАЗДЕЛЁННАЯ ЛЮБОВЬ

    Русский язык не любит Михаила Генделева. А Генделев любит его, – горькой любовью. То так, то эдак выстраивает с ним свои отношения. А…

  • ПАРК-ВОСПОМИНАНИЕ

    Сейчас это всё кажется каким-то фантастическим сном в стране, где правят злые бесы. Пустые улицы, оживлённые лишь дружинниками, которые вправе…

  • ГДЕ ПОТЕРЯЛИ КАТУАРА?

    На савёловском и киевском направлениях Московской железной дороги есть платформы «Катуар». Почему такое название? Рядом с ними находились имения…