Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

КРИТИК В САДУ ПОЭЗИИ


Неужели меня перестали удивлять критики и теперь только смешат?

Вот общие впечатления Юрия Малецкого от поэзии Ларисы Щиголь:

«Я редко встречал (впрочем, может, это только меня, редко читающего стихи, и характеризует) за последнее время такое многообразие стихотворных размеров, жанров и пр., выбираемое и используемое каждый раз уместно – и разыгрываемое легко».

Я рассмеялся: читать размышления критика о поэзии, редко читающего стихи??? (замечу: в силу редкого чтения все слова у Малецкого после закрытой скобки окончательно теряют смысл).

Далее автор переходит собственно к поэтике Щиголь, и на всякий случай извиняется:

«Я могу напутать всё что угодно, ведь я всё позабыл за тридцать с лишком лет не-занятия филологией; но я должен как-то же, пусть полуграмотно, выразить своё частное удивление».

Спасибо, почтенный, за откровенность. Но простите, я-то читать всё это уже не должен.

…Ох, знакомая песня: самолюбование, демонстрация эрудиции… Тут и Петров-Водкин с Сезанном, и Альтдорфер с Григорием Сорокой, и Паркер с Гиллеспи, и Тарковский с Кустурицей, и даже Дженис Джоплин со Стингом… Офигеть.

Критик признаётся, что пишет своё эссе на основе стихотворений, которые, по его просьбе, сама для него отобрала Лариса Щиголь. Слов нет.

Самое ценное в эссе – о Саде российской словесности (цитирую в сокращении):

«Мы в саду, куда зайти позволено всем – но не без риска для каждого, – и не потому, что поверху стены пропущен охранительный энерготок, но потому, что Сад сам, весь, целиком, находится в поле высокого напряжения… Но если ты не отсюда, то сама нестерпимая скука, мигрень от здешних сиреней послужит тебе эффективным наказанием.

Чтобы получить удовольствие от прогулки.., нужно в сущности очень немного: хоть как-то знать… словесность и любить её. Это небольшое усилие: природниться к родному».

Только вот для того чтобы самостоятельно обложиться стихами Щиголь, самостоятельно «произвести учёт» всего самого ценного, что в них есть, Малецкий усилий пожалел.

Что остаётся критику? Многостраничные разглагольствования вокруг да около. Отсюда – Григорий Сорока, Гиллеспи, Дженис Джоплин и прочие и прочие.

 


Tags: Лариса Щиголь, критика
Subscribe

  • ДУБКИ

    «"Дубки" были окружены полями и представляли собою тёмно-зеленый оазис среди волнующегося моря хлебов», – писал брат Антона Чехова, журналист…

  • ДАВНО НЕ БЫВАЛ В ТИХОРЕЦКЕ

    За лето я наезжал в Краснодар четыре раза, один – с остановкой в Тихорецке: решил подарить себе там четыре часа. Впервые я там побывал…

  • АНАПА ПОД ЗАЩИТОЙ

    Анапа, которую я не узнал из-за того, что из стародавнего городка она превратилась в развлекательно-отдыхательный сити, всё-таки произвела на меня…

Comments for this post were disabled by the author