Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ПЬЮ СТАКАН ЗА ВАНШЕНКИНА


Столько раз листать его книгу, многое знать и на память – и вдруг услышать от самого поэта (вот он, рядом, за столом), держащего в руке маленький блокнот, недавно сочинённое, никому не известное:

Такое знавал старикан
Блаженство на свете,
Как выцедить полный стакан
В вокзальном буфете.

Небрежно и чуть свысока,
Как редкий гостинец,
Держать эту норму, слегка
Отставив мизинец.

О как бесконечно важна
Минута до пуска!
И в мыслях совсем не нужна
Любая закуска.

(теперь известное: в ноябре опубликовано в «Знамени»).

«Я уже отдал дань этому занятию (т.е. потреблению алкоголя), – говорит мне Константин Яковлевич в своей обычной суховатой, почти отрывистой манере. – Мне непонятно, когда говорят: я не могу пить один. Бывало, садимся семьёй за стол, возникает вопрос: выпьем или как? Не хотят. Я хочу – выхожу в свою комнату, открываю шкафчик, наливаю, – могу и грамм триста, – выпиваю и обратно. Нужно – ещё выйду. На мне не отражалось, я всегда умел пить. А сейчас перестал, болезни». – «Когда перестали?» – уточняю. «Месяца два назад», – спокойно, без сожаления отвечает Ваншенкин…

Поздно, поздно я познакомился с его стихами, думал – типично советские, хватит и того, что знаю песни («Я люблю тебя, жизнь», «За окошком свету мало», «Старый вальсок», «Как провожают пароходы», «Алёша»…). Да, точные рифмы, выверенная гладкость письма, но вместе с тем – пружинящий ритм, напряжённый пульс строки; с разбега – завязка, далее стремительное развитие темы – и, как правило, неожиданная, порой парадоксальная развязка, иногда – общий вывод, ради которого всё и задумано. Эти миниатюры можно было бы воспринимать как непроизвольные, случайные наблюдения, если бы автор не подводил итог «подсмотренному», будто отмечая, какого последнего звена недостаёт для целостности картины, или – встраивая завершающее звено в цепи миропорядка.

Сегодня Константину Ваншенкину – восемьдесят пять. Лежит, хворает – простыл.

 


Tags: Ваншенкин
Subscribe

  • СМИРЕННОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

    Начал читать роман Виктора Лихоносова, нашего современного классика, «Наш маленький Париж» (то есть Екатеринодар, Краснодар). Потому что я недавно…

  • ЖЕСТОКИЙ ПИСАТЕЛЬ

    Из интервью Татьяны Бек с Александром Мелиховым: «Конечно, я в жизни доброжелателен и всегда готов помочь… Но в целом я снисходителен к реальным…

  • СПОКОЙСТВИЕ ФОРМЫ

    «Я знаю, что многим это не понравится, – написала в Фейсбуке поэт Ирина Машинская, и добавила: – А мне нравится». И процитировала Андрея Тарковского…

Comments for this post were disabled by the author