Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ИСПОВЕДЬ ПРЕСТУПНИКА

Парень рассказывал: «Меня посадили на год за участие в краже, которая казалась мне пустяковой, глупый был, грех молодости! Наверняка и ты при определённых обстоятельствах мог бы загреметь в колонию».
А я вспомнил, что ведь тоже однажды почувствовал себя преступником…
Много лет назад, в засушливое лето, я посетил с подругой старинную донскую станицу. Там, на горе, вечером, мы решили запечь картошку.
Я наломал сушняка, снёс на поляну, на край оврага. Под ветки подложил сухих трав и, не сомневаясь в том, что костёр будет готов с первой же спички, присел спиной к ветру.
Но я совершил большую ошибку. Надо было вокруг будущего костра расчистить место…
Что-то гулко полыхнуло – и осело: кучка хвороста исчезла мгновенно.
Мы отпрянули. Словно выпущенный на свободу хищник, пламя с шипением, треском и гулом расползалось по кругу, стремительно ширясь, яростно пожирая ссохшиеся травы и оставляя взамен черноту. Оно лезло к обрыву, к роще, дыша на нас жаром и дико озаряя злыми красными языками поляну, на которой мы, словно актёры на открытой сцене, играющие какой-то дьявольский спектакль, поначалу боязливо и неловко топтали горящую землю, расплёскивая огненные брызги, а потом застыли в бессильном отчаянии.
Стихия шла вниз, на станицу. Шла и к востоку – к столбам электропередачи, к кирпичному заводу. И вот-вот пойдёт и на север, к автотрассе с бензозаправкой.
Мы бросились в ложбину, и скоро уже были на гребне соседнего бугра, под линией электропередачи.
И нам показалось, что огонь затих (иначе все небо было бы в дыму).
Через несколько минут я снова полез на гору. И чем дальше поднимался, тем спокойнее становилось: вот ведь, не слышно ни звука, и небо чистое, – значит, обошлось!
И пока поднимался на вершину, откуда должен открыться тот злополучный бугор, почти успокоился. Но…
Бугор пылал, как вулкан. Роща была окольцована огнем. За балку, уходящую к бензоколонке, уползал дрожащий красный хвост. А в ложбину стелилось рваное покрывало из суетливо-радостных пламенных языков.
Я сбежал с горы в переулок – к единственному дому, где был телефон: просить хозяев позвонить председателю местного хозяйства (он живёт на другом конце станицы), чтобы вызвал пожарников.
Рядом стояли две бабульки и смотрели на небо, задрав головы.
– Каждый год такое безобразие. Какая-нибудь парочка влюбленных шла, сигарету бросила – и, пожалуйста тебе. Наши-то вряд ли такое устроят. Только заезжие.
…Когда я поднялся обратно во двор моей хозяйки – вышивальщицы ковров, где и ждала меня подруга, зарево еле заметно растворялось в небе, что-то монотонно, как стиральная машина, гудело за горой – кажется, уже не огонь. Спасение подоспело. Всё и вправду обошлось.
Tags: личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments