Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

ТОТ САМЫЙ ПОГРЕБ

Тёплое впечатление произвёл Михаил Айзенберг. Спокойный, самоуглублённый, чуткий. Очень похожий на свои стихи, в которых будто бы ничего не происходит (а следовательно, невозможен и контакт с окружающим миром, отчего автор оказывается замкнутым на самом себе). «Я далеко не всё воспринимаю у вас», – признался я; на что Михаил Натанович улыбнулся понимающе и слегка грустно: «Знаете, я тоже».
Айзенберг приехал на немноголюдный, почти «домашний» поэтический фестиваль, который проходил в Вологде 3-го и 4 января. Поэт Мария Маркова представила нас друг другу, и мы вчетвером прогулялись в окрестностях набережной и кремля (Лета Югай и я держались чуть в стороне от неслышно беседующей впереди пары: Михаил Натанович и Маша). Айзенберг вникающе всматривался в берега Вологды-реки, на снег которой, не достигая целеустремлённо бредущих по замёрзшей речной дороге лыжников, беспрестанно съезжали дети на санках и «ватрушках»; в причудливую архитектуру церкви Варлаама Хутынского, полуспрятанную в большом внутреннем дворике, и сожалел, что никак не представится случай погулять по городу от души.
Перед его вечерним выступлением в городской библиотеке я предупредил поэта, что в семь часов мне уже нужно будет покинуть зал. «Хорошо, что предупредили, – неожиданно поблагодарил Айзенберг, – я ведь мог подумать, что вам стало скучно…»
А теперь о «понимании» его стихов. Лишь познакомившись с поэтом, я тут же напомнил ему о «Погребе» – каком-то не-айзенберговском стихотворении, – зримом, конкретном, осязаемом, «контактном», пастернаковски-стремительном…

Вниз по лестнице шагнуть
и с жарой расстаться разом.
Погреб взрослому по грудь,
мне по маковку с запасом.

Наверху тяжёлый зной,
здесь так холодно и сыро.
Я остался под землёй,
вдруг потерянный для мира.

И деревья надо мной –
прямоствольны, недвижимы –
сквозь труху и перегной
земляные тянут жилы.

Звуки в полном столбняке
и очнуться не готовы.
Здесь со мной накоротке
тихий обморок грунтовый.

Земляная тишина,
неглубокая закладка.
Сырость нежно-холодна.
Горе луковое сладко.

В моём, завещанном бабушкой доме с садом, есть погреб. Михаил Айзенберг себя выдал: он явно в нём побывал.
Tags: М.Айзенберг
Subscribe

  • СКУЛЬПТУРЫ ПОНЯТНЫЕ И НЕПОНЯТНЫЕ

    В зеленогорском парке, примыкающем к морскому берегу, много скульптур, и поскольку я вошёл сюда не с центральной, а с правой стороны, первые, которые…

  • ВИЛЛА АЙНОЛА

    Дом, который я искал, называется «Вилла Айнола». Действительно, здесь изначально была усадьба, её построил по своему проекту фабричный архитектор…

  • РАЙМОНДА

    Вдоль берега Финского залива бежит извилистое, неширокое Приморское шоссе, и вот где-то рядом с ним, в сосновой роще, в черте Зеленогорска слегка…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • СКУЛЬПТУРЫ ПОНЯТНЫЕ И НЕПОНЯТНЫЕ

    В зеленогорском парке, примыкающем к морскому берегу, много скульптур, и поскольку я вошёл сюда не с центральной, а с правой стороны, первые, которые…

  • ВИЛЛА АЙНОЛА

    Дом, который я искал, называется «Вилла Айнола». Действительно, здесь изначально была усадьба, её построил по своему проекту фабричный архитектор…

  • РАЙМОНДА

    Вдоль берега Финского залива бежит извилистое, неширокое Приморское шоссе, и вот где-то рядом с ним, в сосновой роще, в черте Зеленогорска слегка…