August 6th, 2021

emil

ВЫСОКИЙ БЕРЕГ

Море, омывающее степные берега, – так представляется начало анапской набережной. Но постепенно она берёт подъём – и вскоре возносит высоко над морем. Под поросшими травой обрывами – узкая полоска берега, – уже не песчаного, а каменистого. На время бережок исчезает из вида – потому что слегка отступает кромка обрыва, – и потом снова пояаляется, когда дорожка набережной снова приближается к нему. Самая верхушка набережной – за старейшими строениями Анапы: бывшей столовой при водогрязелечебнице (с этой лечебницы, то есть с 1902 года, начинается история Анапы как курорта) и маяка, возведённого семью годами позже (немцы при отступлении его разрушили, но этот выразительный восьмигранник всё-таки в середине 50-х годов восстановили). Там же начинается самое узкое место набережной: её теснит забор, скрывающий старое кладбище. Если я правильно понял из книги эссеистики «Фактор фонаря» (глава «Выскокий берег»), где-то близ кладбища жили поэты Илья Фаликов и Наталья Аришина, посвятившие Анапе немало стихотворных строк.
«По отвесным скалам бегают козы, – пишет в эссе “Высокий берег” Илья Фаликов. – Белые, золотящиеся на солнце, невесомые. Что-то вроде солнечных зайчиков. Как это у них получается – не знаю. Они одушевили всё. Они дали берегу ту зримаую вертикаль, которая в итоге и стала Высоким берегом – строгий анапский топоним. На Высоком берегу стояли крепости, вскипали войны, гибли царства, шумела торговля, выращивали хлеб, звенели цикады, пчёлы собирали мёд, завоеватели оплодотворяли невольниц, пришла и ушла Греция, потом многие – от гуннов до хазар и генуэзцев, потом – Турция, и что осталось? Козы. Каждому тутошнему козлёнку минимум две-три-четыре тысячи лет. Он видел Одиссея».
Здесь всё поэзия, начиная с первого предложения: только в поэзии животные могут бегать по отвесным склонам. Впрочем, склоны не везде отвесные; но и по крутизне особо не побегаешь; зато раза два-три встречаются двадцатиметровые косые сходы к морю: оборудованные дорожки размером с тропинку. Но где козы? И коз не осталось. Вся старая Анапа превратилась в торгово-развлекательный город, застроенный-перестроенный на европейский манер и перенаселённый летними отдыхающими.