December 30th, 2020

emil

В ГЛУБИНЕ ВРЕМЁН

От остановочного пункта Жижица до деревни Наумово ходу минут 15. Высокий старинный парк вырастает сразу за поворотом дороги – с дорожками, аллейками, прудом, мостиками, двумя яблоневыми садами, один из которых сходит вниз по склону – и становится ясно, что, оказывается, этот деревянный двухэтажный дом с мезонином, который подпирают четыре колонны, и парадная часть парка занимают вершину холма. Липы выстраиваются в аллеи, шествуют длинной вереницей вдоль земляного вала, намечающего границы парка, выходят вместе с дубами, клёнами и ясенями на поляны.
Барский дом в селе Карево, что в двух километрах, – место рождения Мусоргского – утрачен, на том месте, на высоком холме, семиметровый бронзовый памятник композитору. А какой завораживающий вид! Уходящее далеко в леса озеро с цепью островов, холмистые берега, много-много неба, и во всём – какая-то вечная, глубокая задумчивость. Трудно передать чувство, которое здесь испытываешь… Что-то и восторженное и тревожное одновременно, душевно-близкое и мистическое. Будто оказался где-то в глубине времён и не знаешь, найдёшь ли дорогу назад. Мне даже показалось, что это место родилось под влиянием музыки Мусоргского – такой же странной, тревожной, нездешней.
А дом в Наумове принадлежал деду композитора Ивану Ивановичу Чирикову; в нём родилась мать Мусоргского и не раз сюда приезжал сам композитор; здесь в 1970 году и устроили музей. Сохранились до наших дней и людская, и флигель, возрождена оранжерея. Не сохранилась только Одигитриевская церковь на погосте Пошивкино (по дороге в Карево), в которой венчались родители Мусоргского: в 1949 году её разобрали на кирпич для обустройства территории сельхозтехникума. В 2001 году рядом с фундаментами старой построили новую.
За церковью я увидел дорогу к озеру – и решил искупаться: вряд ли ещё придётся в этом году: грядёт похолодание.
Вот и мой последний день в этих краях: 3 сентября….



Collapse )