November 19th, 2019

emil

У ЖЕЛЕЗНОГО БОРА

Посредине между Костромой и городком Буй – райцентр Сусанино; а между этим селом и Буем, примерно в километре от трассы – село Борок (ранее – Железный Борок: то есть бор с залежами железной руды). В конце XVI века там возникла обитель, основанная преподобным Иаковом, – Предтеченский Иаково-Железноборовский монастырь. В его долгой драматической истории есть такой эпизод: в нём был пострижен Григорий Отрепьев. Впоследствии самозванец переметнулся в другие монастыри и наконец оказался в Польско-Литовском государстве как «чудом спасшийся царевич Димитрий». Поляки устроили поиски по всей костромской земле, пока не добрались до Железноборовского монастыря и не сожгли его.
Нынешние постройки возникли в XVIII веке; в советское время от них оставались руины, и только в 1994-м начались восстановительные работы.
Какая тишина стояла в селе! Её нарушали только строгие вороны и неведомые мне мелодичные птички. Сначала я вышел на церковь Рождества Христова (сплав барокко с классицизмом), к монастырю отношения не имеющую; окружённая невысокой каменной стеной со Святыми воротами, она удивительно была похожа на остановившийся корабль, не знающий, куда дальше плыть среди этих безмолвных деревянных домов. Потом вернулся к основной улице села – и монастырь мгновенно возник за поворотом: два очень похожих друг на друга храма и остроконечная колокольня казались на голом широком дворе не просто непомерно высокими – они будто собирались расти ещё выше. А посреди двора разлеглись два неопрятных пруда.
На крыльцо настоятельского корпуса вышел отец Арсений; он ничуть не удивился моему появлению и непринуждённо стал рассказывать о том, что службы здесь ведутся с 2007 года, цветниками занимаются три прихожанки, монастырскую стену прокладывают молдаване, которые почему-то предпочитают работать исключительно зимой; а что касается двух прудов… Отец Ферапонт, главный здесь, выделил на очистку 20 000 рублей, но рабочие только всё испортили (экскаваторами ведь к берегам не подберёшься: земля топкая!). Однако деньги рабочим всё же заплатил. «Зачем? Они ведь ничего не сделали!» – удивился о.Арсений. «Всякий труд достоин воздаяния, – ответил отец Ферапонт. – Они сделали что могли». Великодушный ответ!

Предтеченский Иаково-Железноборовский монастырь с церквями Иоанна Предтечи (1761), Рождества Пресвятой Богородицы (1757) и Трёхсвятительская башня с трапезной (1811).



Collapse )