June 12th, 2018

emil

НЕДОРАЗУМЕНИЯ

Читаю книгу Максима Артемьева, литературного критика, книжного рецензента «Путеводитель по мировой литературе» (Москва, 2017). Как относятся к известным писателям на их родине, он, возможно, и знает, но когда он проводит параллели с русскими авторами, я прихожу в недоумение…
Вот несколько фрагметов.
«В России для широкого читателя из писателей того времени более известны Сомерсет Моэм и Джон Голсуорси <…> В сегодняшней Англии они забыты или полузабыты, особенно Голсуорси – прилежный писатель второго ряда, нечто вроде Горького без его политических завихрений <…> Моэм, самый популярный и продаваемый писатель 20–30-х, ныне воспринимается как писатель-традиционалист, «коммерческий», для публики с неразвитым вкусом, чем и можно объяснить его популярность в СССР, особенно среди женщин».
«Также был необыкновенно известен, в том числе в России, где на его переводах сделал себе имя Василий Курочкин, поэт-песенник Пьер-Жан Беранже. В советское время из Беранже сделали великого поэта, но во Франции он давно и прочно забыт».
Роллана у нас «представляли в виде великого классика уровня Бальзака и Флобера, тогда как он был, скорее, прилежным и удачливым графоманом, хотя и получил нобелевскую премию».
Золя «можно считать эпигоном Бальзака». Не обладавшего «творческой мощью и фантазией», он был «всего лишь старательным воспроизводителем окружающей действительности, кем-то вроде нашего Боборыкина или Мамина-Сибиряка…»
Драйзер – «другое чисто советское недоразумение. Крепкий писатель-натуралист второго ряда был принят у нас за «великого американского писателя». <…> Драйзер вполне себе даже не Максим Горький, а кто-то вроде Серафимовича».
Лихо, однако!..